Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

jag

Евгений Гришковец. Дредноуты.

Посмотрел по видео спектакль Евгения Гришковца "Дредноуты". Примерный текст можно прочитать здесь lib.rus.ec/b/74783/read.
В спектакле Гришковец рассказывает о больших кораблях начала 20-го века и приводит, как сказано в одной рецензии "некоторые диковинные примеры соблюдения правил чести, воинской доблести, мужества и даже самоотверженности". Главные примеры следующие. Английская эскадра из устаревших кораблей идёт навстречу более сильно немецкой эскадре и, соответственно, неминуемой гибели. Два главных корабля гибнут и с неспущенными флагами уходят на дно, причём чуть ли не из-под воды немцы слышат песню английских моряков. Потом немецкой эскадре приходит возмездие со стороны гораздо более мощных новых английских кораблей, все немецкие корабли гибнут, никто не спускает флага, причем " Когда немцы расстреляли весь боезапас, и не могли продолжать бой, командир «Гнейзенау» приказал открыть кингстоны. Оставшиеся в живых прокричали троекратное «ура» и крейсер ушел под воду."
Второй пример - это пример английского юнги Джона Корнуэла, который будучи смертельно раненым, продолжал исполнять свои обязанности - крутить своё колесо,наводя пушку на вражеские корабли. Причём весь расчёт пушки погиб и не было никакого шанса что пушка выстрелит и его действия будут иметь хоть какой-то рациональный смысл.
Третий пример - пример самурая, продавшего ради спасения отца свои мечи, и когда это обнаружилось - вынужденный делать харакири деревянным мечом.
И последни пример - маленький русский тральщик с одной маленькой пушкой, с 25 матросами и одним офицером, встретивший немецкую эскадру и просигналивший ей готовится к бою.
Все эти примеры действительно диковинные. Это не пример подвига в классическом понимании, когда некто ценой свой смерти спасает товарищей, добивается выполнения некоторой боевой задачи или наносит ощутимый урон врагу. Нет, все эти случаи как на подбор говорят о том, что с формальной стороны действия этих людей совершенно бессмысленны, никакой видимой пользы они не принесли. Но Гришковец, как и зрители (как и я), конечно восхищается такими людьми. Причём во всём спектакле нет таких слов как "подвиг", "верность присяге", "офицерская честь".  Спектакль конечно, может понравится военным, но он написан не с целью прославить воинский подвиг, "показать высокие нравственный качества защитников родины".
Это спектакль о мечтах и мечтаниях современного мужчины. Причём оставшихся в нём с детского  и подросткового возраста. Времён игр в войну, увлечений рыцарями, индейцами, мушкетёрами, Робин Гудом  и т.д.  Такие истории всегда задевают за живое.
Но жизнь то на 99,999% состоит не из таких людей и таких действий. Процитирую самого Гишковца: "Для чего делались все эти дредноуты? Если так трудно хоть что-нибудь женщине объяснить и найти нужные слова… Куда легче построить прекрасный дредноут, выйти в на нем в море, и там погибнуть в бою с таким же… дредноутом. Это же все наши попытки объясниться, найти слова, которых нет. Страх перед этими словами… И вот они гибли, в надежде, что потом напишут красивые книги про то, как они это сделали… Но ведь не читают же! И даже в руки не берут." Не берут такие книги в руки женщины, по мнению Гришковца. И красной нитью через весь спектакль проходит идея, что женщины могут понять гораздо больше в мужчинах, в их иллюзиях, мечтах и амбициях именно из таких книг ( а не из книг по мужской психологии).
Попробую порассуждать, откуда все эти мечтания и восхищение перед красивой и бессмысленной смертью. Можно подумать, что из христианства. Эти моряки, не пожелавшие ради спасения жизни опустить флаг - те же христианские мученики, не пожелавшие ради спасения жизни поклониться статуе императора. Но если посмотреть ещё дальше, в язычество, то там жизнь человека, в том числе и своя собственная, ещё менее ценна и человек легко идёт на смерть по приказу старейшин, общины, или нарушив, даже случайно, многочисленные табу. Как раз в японской культуре это остро проявляется - самурай появился перед господином в грязном, дырявом кимоно, тот высказал своё недовольство, самурай пошёл и сделал харакири. Но мы сегодня уже совершенно другие люди. Сам Гришковец сравнивает себя с тем юнгой "Просто я знаю наверное, что вряд ли сам сделал бы так. Потому что у меня уже есть мое сраное высшее образование. Я уже знаю историю, понимаю разные смыслы, умею их находить, или в нужной ситуации не находить. Вот окажись я у той пушки, вряд ли я нашел смысл ее наводить куда-то… Я же знаю, чем закончилась Ютландская битва и Та война, и следующая тоже… Все, в общем-то, находится на своих местах: в Англии – королева, в Германии… канцлер, немцы, поля… Я это уже успел узнать. Книжек много прочитал." И не только дело в том, что знаем, чем кончилась война. Сегодня ценность жизни безусловна и уже невозможно представить ситуацию, чтобы общество требовало от кого-бы-то ни было лишить себя жизни ради абстракции. В том числе ради восстановления запятнанной чести. Мы можем восхищаться немецкими моряками, открывшими кингстоны в 1915 году, но если бы в 21 веке какой капитан приказал это сделать, то вряд ли бы удостоился общественного одобрения.
Вообщем, спектакль посмотрели, катарсис испытали, вспомнили, что существовали реальные люди, которые ради абстракций шли на смерть, а потом обыденная жизнь продолжается, где таким подвигам уже давно нет места.