Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

jag

Мои лучшие посты.

Про Украину: О наших оппонентах и другие записи по теме Украина
Русский - значит советский
Взгляды каких философов мне близки?
С чего начать знакомство с философией?
Почему мы несогласны с Владимиром Путиным?
Статистика (введение к политическим спорам)
Мои любимые фильмы
Впечатления от шведской школы И другие записи по теме Швеция
Мой диалог с писателем, национал-большевиком, Захаром Прилепиным
О Северной войне и Полтавской битве
Владимир Высоцкий: диссидент или советский человек?
Тарас Бульба - разбойник или герой?, П.Вайль и А.Генис о повести "Тарас Бульба"
Юлия Юзик. Невесты Аллаха. Разгромная рецензия на эту книгу.
Что происходит в Ичкерийском руководстве?Смотри также мои посты по теме Чечня
Материальны ли свет и звук? Или: Надо ли начинать курс физики с понятия «материя»?
Смертная казнь за вероотступничество в Исламе
Астрид Линдгрен - 100 лет
Учение о нации. Краткий обзор западных теорий. и другие записи по теме Национализм
«Духовность», «духовное» и «дух». Как язык формирует реальность.
Дружба и любовь О браке, любви и фундаментальном свойстве человека.


Если вы хотите оставить комментарий, то помните:
1. "Комментарий" означает комментарий содержимого моего поста.  Комментарии типа "Глупость", "Нет логики", "Бред" и т. д. оставляю за собой право удалять.
2. Если после прочтения моего поста у вас возникло желание высказаться по поводу черт моего характера, моих интеллектуальных способностей и жизненных принципов, желание дать мне какие-то советы - следует писать по мэйлу или через "личное сообщение". Подобные комментарии в открытом доступе удаляю.
3.  Если вы в комментарии хотите обвинить в чём-то упоминаемых мной людей, партии, движения и, тем более, меня, то свои обвинения следует обосновать.
В друзья добавляю, если ваш журнал мне интересен. Если я вас сам не добавил, а вы хотите получить доступ к моим подзамочным записям, то стучитесь, комментарии под этим постом скрыты.

Афоризмы:
Образование - это то, что остаётся, когда всё выученное забывается.
Не думай о людях слишком хорошо или слишком плохо, они - среднее.

jag

Глеб Ястребов о книге Ю. Латыниной "Иисус"

Это два поста Глеба Ястребова в Фейсбуке.

16 декабря 2018 г.
Просили прокомментировать книгу Латыниной. Книга называется "Иисус", но до Евангелий она доходит только в 8-й главе, уделяя им очень мало внимания, а до этого пересказывает историю Израиля. Эта первая часть книги - во многом конспект заинтересовавших ее научных работ (где-то магистральных, где-то маргинальных).
Пишет с интонацией разоблачителя, но ее представления об ИСТОКАХ Израиля, скорее, консервативны. Излагая документарную гипотезу, шпарит по Фридману: он ей нравится настолько, что она называет его "лучшим библеистом современности". Обсуждая исход, начинает с ценимого ей Финкельштейна, но, не давая читателю вкусить всю меру его скептицизма, быстро перескакивает к старой статье Зерталя (1985 г.) и и с интонацией южного баптиста объявляет:
"Почему для нас так важен алтарь на горе Гебал? Потому что он подтверждает легенду об Исходе...Алтарь на горе Гебал — это наше важнейшее подтверждение существования Моисея. Это, в переводе с археологического, надпись: «Здесь был Иисус Навин»"".
Помилуйте, Юлия Леонидовна, 2018 год на дворе, евангелики и то осторожнее. Даже консервативнейший Китчен в своей монографии выносит по этому алтарю вердикт non liquet. Даже в NIVAC пишут, что сие сомнительно. Уже не говоря об остальных.
Но мадам задумала "обсуждение фантастической биографии Моисея" "колдуна и сына бога") в другой книге. Понятно, что на научной базе такое невозможно, и в осторожно-скептическом климате академического мейнстрима Латыниной просто скучно.
Познания в иврите явно нулевые, но держится с апломбом и время от времени объясняет (не всегда верно), где и как надо переводить.
И все-таки до определенного момента она более-менее следует научной канве.
***
Но по мере того как она продвигается от вавилонского плена к 1 веку качество падает. Она практически перестает ссылаться на серьезную литературу. Отчет об Иудее 1 века совсем неудачен. То и дело она берет лишь одну из научных гипотез (подчас эксцентричную) и делает далеко идущие выводы. Скажем, то, что упомянутые в НЗ "иродиане" - это люди, которые считали Ирода Мессией, лишь одна из пары десятков недоказуемых версий. (Они могут оказаться даже ессеями, как думает Джоан Тейлор.) Опираться на свидетельство Тертуллиана, не упоминая контраргументов, наивно. Дальше с Иродом у нее идут замки на песке: даже если ессей Менахем и ессей, напарник Гиллеля - одно лицо (старая теория), ее жизнеописание Менахема вилами по воде писано. Среди прочего, она опирается на крайне спорные выкладки Кноля, не упоминая возражения оппонентов (и возможно, не зная о них).
Но это еще пустяк. В центре ее концепции стоит взгляд на Кумран, очень далекий от современной кумранистики. За отправную точку она берет "Свиток войны" (тенденциозно истолкованный), а базовую канву сдирает у Эйсенмана со всем его фричеством. Получается: Кумран контролировался Иаковом, братом Иисуса, фанатиком-зелотом (при этом зелоты = ессеи!!). Здесь объективность на нуле, многочисленные факты и аргументы против она не упоминает.
(О второй части книги напишу позже.)
***
Вообще - слон в посудной лавке. Но одну позитивную вещь скажу. Хотя в книге есть масса слабого и наивного, мне понравился сам факт, что журналистка читает Девера и Рёмера, восхищается Фридманом. Многие из ее благочестивых критиков не подозревают о самом существовании всей этой литературы, этих вопросов.


21 декабря 2018 г.
О 2-й части книги Латыниной. Пишу подробно.
Идея, что Иисус был зелотом (антиримским постанцем), часто всплывает у охотников за сенсациями, но очень редко - в науке. Ее ввел в оборот Реймарус (18 век) и особенно отстаивали Айслер (1920-е) и Брэндон (1960-е). Их доводы были отвергнуты подавляющим большинством ученых. Стало быть, если Латынина хочет низвергнуть консенсус, она должна ответить на высказанную критику.
Вместо этого она выдает УХУДШЕННЫЙ вариант понравившихся ей работ. Такой, что и полвека назад она смотрелась бы архаично. Ни из чего не видно знакомства с современной литературой. (Полистала Эрмана, но плохо поняла.) Спрашивать у нее полемики, скажем, с трудами Кроссана или Майера, Кинера или Перво так же наивно, как в кафе молочном "Ласточка" - бланманже с ананасом. Знаменитый Давид Флуссер (названный Дэвидом Флассером! - она не знает, кто это) появляется мельком и не в связи с Иисусом или Вторым Храмом.
Конечно, Латынина не библеист. То, что она читала хотя бы в некоторые научные труды, пусть старые, весьма похвально, как и сам интерес к теме. Но если учесть ее претензии, увы, книга на удивление провинциальна. Без понятия, что существует наука 21 века, очень развитая и далеко ушедшая со времен Гёте - и даже с 1960-х.
С чего должна начинаться реконструкция?
***
ИСТОЧНИКИ. Аксиоматично, что основные источники должны быть ранними (прежде всего, Марк, затем Матфей и Лука, Иоанн). Поздние могут вводиться в виде исключения и с тщательным обоснованием, ибо искажение памяти в первые века шло быстро. Латынина же из поздних (подчас очень поздних) текстов выбирает те, что ей удобны, и цитирует в них то, что ей удобно, как в случае с "Толедот Йешу".
Почему, спрашивается, тогда не использовано Евангелие от Фомы (тем более, его ранний характер аргументировался рядом ученых, и если они правы, ее тезис рушится)? Почему не Евангелие от Филиппа или Протоевангелие Иакова? Кстати, вопреки ее словам, свидетельства об Иисусе в раввинистических текстах исследовались под микроскопом множеством авторов, в том числе христианских.
Или она пишет:"Ученые единогласно считают, что Лука и Матфей имели общий единый источник — т. н. Q (Quelle).... Мы совершенно точно знаем, что он существовал". Отнюдь! Широко обсуждаются альтернативы, причем не маргиналами, а авторитетными специалистами. И хотя Q вполне мог существовать, реплика показывает незнакомство с литературой по синоптической проблеме. А если Q существовал, почему Латынина его не использует? Как объясняет, что в нем нет ни мессианской христологии, ни воинственных призывов?
Кстати, она слишком много значения придает теории, что первый из наших рассказов об Иисусе (Марк) - на греческом и спустя 40 лет после распятия.
- Во-первых, неоднократно демонстрировалось, что и у Марка, и в двойной традиции есть переводы с арамейского (и где в арамейских материалах зелотство?).
- Во-вторых, Марк может оказаться куда более ранним, чем полагал старый консенсус: написанным не в 60-70-е годы, а между серединой 30-х и концом 40-х (согласно Кроссли) или около 40 (согласно Кейси); кстати, оба упомянутые не фундаменталисты, а атеисты-агностики. Это спорно, но неплохо обосновано и нельзя этим полностью пренебрегать.
***
КРИТЕРИИ ДОСТОВЕРНОСТИ. Сейчас здесь один из центров научной полемики: как отличать надежные предания от выдумок. Латынина даже не упоминает об этом, да и критериев у нее нет. Она включает в достоверное  все, что можно притянуть к ее тезису. То, что противоречит, выбрасывает без анализа (как высказывания о любви к врагам, хотя это материал Q) или не упоминает (как трапезы Иисуса со сборщиками податей, хотя они опровергают ее тезис).
***
Затем ученые пользуются историко-критическим МЕТОДОМ. Он включает, в частности, текстуальную критику, критику источников, критику редакций. Все это явно не ее конек: критику источников она упоминает, но не использует; критику редакций даже не упоминает. К текстологии обращается, лишь неправильно пересказывая Брэндона в связи с Мк 3:18. По современным меркам, ее подход во многом ДОкритический, я бы даже сказал, донаучный.
Не использует Латынина и данные социальных наук. И в частности, не учитывает многочисленные работы, рассматривающие социальный контекст Галилеи и социальную сторону проповеди Иисуса (и объясняющие, почему у него была НЕнасильственная оппозиция Империи, и почему его не любили римские власти). С учетом темы, это даже не пробел, а провал.
***
Для реконструкции нужно знать КОНТЕКСТ: иудаизм Второго Храма. Представления Латыниной здесь где-то архаичны, где-то эксцентричны, всюду - хаотичны и дремучи. Отчасти виной - попытка (бездоказательно) воспринять маргинальную теорию Кумрана (по Эйсенману и с полным игнором современной кумранистики). Но тут и устаревшие на двести лет представления об эсхатологических ожиданиях (не понимает их многообразия - и кто же толкует их по Реймарусу?) и чудотворцах (чудеса Иисуса имеют совсем другие аналоги, чем она описывает)....Она ничего не знает о степени эллинистического влияния на иудаизм (см. "революция Хенгеля"), а заодно уверяет, что города вроде Ямнии, "равно как и сам греческий язык — были в Палестине символом национального позора и унижения, и именно поэтому Иисус прямо запрещал своим ученикам их посещать" (и простодушно ссылается на Мф 10:5). Абсурд. И из чего видно, что Иисус не знал греческий? В отличие от писательницы, наверняка, знал хотя бы отчасти (как думает большинство ученых, а некоторые полагают, что неплохо знал).
Признаков невежества, увы, столь много, что перечислить даже десятую часть невозможно: "ляпы", упрощения и натяжки идут густой чередой.
***
Дело не в том, что она не специалист. Ясно, что Библию Латынина не знает, и ни один отрывок разобрать не в состоянии. Конспирологические интерпретации смехотворны. Многие толкования крайне эксцентричны: скажем, ἀναφέρω в Мк 9:2 у нее предполагает, что Иисус вознес учеников на гору путем полета. Масса беллетристики: как с трактовкой рассказа о силоамской башне (где она перенимает странную теорию Айслера) и совсем уж бесконтрольным, неправдоподобным вымыслом про очищение Храма, не считающимся с реалиями того времени.
Подчас путает: слова господина из притчи в Лк 19:27 ("врагов же моих...избейте предо Мною") у нее поданы как команда самого Иисуса при входе в Иерусалим ("команду схватывать и убивать врагов").
В общем, книга, начавшаяся с более-менее приемлемого пересказа серьезных ученых, во второй половине превращается в продукт, который ниже не только научного, но и среднего дилетантского уровня.
jag

Иван Сергеевич Тургенев (1818-1883)

Сегодня 200 лет со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева, последовательного русского западника.
Ниже цитата из письма И.С.Тургенева А.И.Герцену, отдавшего дань идее особого русского пути (и этим самым западника менее последовательного):
...Мне начинает сдаваться, что в столь часто повторяемой антитезе Запада, прекрасного снаружи и безобразного внутри - и Востока, безобразного снаружи и прекрасного внутри - лежит фальшь, которая потому еще держится даже в замечательных умах - что она, во-первых, не сложна и удобопонятна, а во-вторых - a l'air d'être très ingénieuse et neuve [кажется очень изобретательной и новой]. Но уже на ней мне видятся белые нитки и истертые локти - и всё твое красноречие не спасет ее от зияющей могилы, где она будет лежать entres bonne compagnie [в хорошей компании] вместе с философией Гегеля и Шеллинга, французской республикой, родовым бытом славян и - дерзну, прибавить - статьями великого социалиста Николая Платоновича [Огарёва] [1].
Тот самум, о котором ты говоришь, дует не на один Запад - он разливается и у нас,-- но ты, в течение почти четверти столетия (16 лет) отсутствуя из России, пересоздал ее в своей голове [2]. Горе, которое ты чувствуешь при мысли о ней, горько; - но, поверь, оно в сущности еще горше, чем ты предполагаешь - и я на этот счет - больше мизантроп, чем ты. Россия - не Венера Милосская в черном теле и в узах; это - такая же девица, как и старшие ее сестры - только что вот задница у ней пошире - и она уже <- - -> - и так же будет таскаться, как и те. Ну - рылом-то она в них не вышла, говоря языком Островского. Шопенгауера, брат, надо читать поприлежнее, Шопенгауера...
[1]Имеется в виду пятое письмо "Концов и начал" (Колокол, 1862, л. 148, 22 октября), где Герцен писал о безнравственности и развращенности, присущих умирающей, по его мнению, западноевропейской цивилизации. В России, наоборот, Герцен видел новый, молодой мир, с многообещающими задатками здорового развития. Наиболее четкое выражение взглядов Тургенева в его споре с Герценом см. в письме 1387. О "родовом быте славян" (намек на теорию К. Д. Кавелина) см. в этом же письме (No 1387). Философские системы Шеллинга и Гегеля были в глазах Тургенева давно пройденным этапом, который предшествовал учениям Фейербаха и упоминаемого ниже Шопенгауэра. К политическим теориям Огарева Тургенев относился отрицательно, считая и их отжившими, как отжила республика 1848 г.
[2] Заключая свои суждения о буржуазной Западной Европе, Герцен писал в пятом письме "Концов и начал": "Что за нравственный самум подул на образованный мир?.. Всё прогресс да прогресс, свободные учреждения, железные дороги, реформы, телеграфы?.. Много хорошего делается, много хорошего накапливается, а самум-то дует себе да дует какими-то memento mori... (напоминаниями о смерти. - лат.)" (Герцен, т. 16, с. 171).
В 1933 году П.Б. Струве написал статью «Тургенев как политический мыслитель». В ней он признался в том, что Тургенев оказал огромное влияние на его идейное становление: «В моё духовное и политическое развитие те историко-политические мысли И.С.Тургенева, которые были направлены против русского социально-политического мессианизма как в его консервативной, так и в революционной редакции, вошли определяющим образом как одно из самых важных «влияний», породивших тот строй идей, первым выразителем которого я явился в русской исторической и философски обоснованной публицистике и который стал известен под внушающим неправильные ассоциации и возбуждающим недоразумения наименованием «легальный марксизм». Оглядываясь сейчас назад, я могу сказать смело, что переписка Кавелина и Тургенева с Герценом, изданная в 1892 г. Драгомановым, для окончательного формирования моего историко-политического миросозерцания имела значение гораздо большее, чем известные полемические произведения П.Б.Аксельрода и Г.В.Плеханова, ставшие в эмиграции основателями русской социал-демократии.»
jag

Довлатов.

год 2018
страна Россия, Польша, Сербия
режиссер Алексей Герман мл.
В главных ролях: Милан Марич, Данила Козловский, Хелена Суецка, Ева Герр, Артур Бесчастный, Антон Шагин, Светлана Ходченкова, Елена Лядова
Биографический фильм ставить трудно, потому что реальная человеческая жизнь плохо вписывается в каноны драматического жанра. Ведь  ни в какой момент, кроме смерти, окончательной развязки не наступает.  Хорошо вписывается разве та жизнь, которая завершилась героической гибелью за свои идеалы. В жизни Довлатова ничего героического не было. В отличии, к примеру, от Солженицина, Довлатов не был борцом с режимом. По большому счёту, у Довлатова не было каких-то особых идеалов. Смысл любого значительного литераторного произведения сотоит в том, что через него автор хочет что-то сказать миру. И после прочтения произведения должны возникать споры: согласен ли ты с посылом, с основной мыслью автора или нет? Но кроме этого существует ещё литература без особого смысла и без особого посыла, где вся суть - в языке, стиле, интриге, умении держать читателя в напряжении и т.д. Так вот, у Довлатова не было никакого послания миру, он рассказывает байки, каламбуры, описывает характеры людей и не более того. (Слава Сэ - пример такого автора). Какого-то глобального призыва в его  рассказах нет. Разумеется, за всеми байками стоит его совершенное неприятие советской идеологии, явные и неявные указания на бесчеловечность и лживость советской системы. Но вся довлатовская проза - это не проза протеста.
Действие фильма происходит в течении нескольких дней ноября 1971 года. Ничего особого в жизни Довлатова за эти дни не произошло. Фильм без  завязки и без развязки. Ни о чём, можно сказать. Довлатов всё мучается, что его не печатают. Но всё время хочется спросить: а что такого важного ты хотел сказать, что так мучаешься? Что такого ты хочешь донести до читателя, что злые редакторы тебе подрезают за твою правду крылья?  Режиссер нам об этом не говорит. Бродский тоже в фильме присутствует, и даже  говорит Довлатову, что мы с тобой - последняя надежда русской литературы. Бродский  тоже творец без идеи  и без  послания миру. Но поэту это более простительно, там форма важнее  содержания.
 Советская действительность изображена в фильме непривлекательно, но была ли у режиссёра цель как-то разоблачить и заклеймить коммунистический режим? Вся интрига в фильме вокруг того, что советские литературные функционеры постоянно требуют от Довлатова: напишите исренние стихи о рабочих-торфянниках, напишите  искреннюю статью о празднике на кораблестроительном заводе, возьмите искреннее интервью у поэта-метростроевца. А Довлатов бы и рад написать, но против его воли во всех этих заметках и стихах сквозит ирония и видна фига в кармане. А одна из многочисленных подруг Довлатова говорит ему, что мол, надо себя сломать, это больно, но иначе никак. А Довлатов в  ответ посылает её подальше.  И не ломается.
jag

Мемуар о Высоцком.

В 1980 году мне было десять лет. Я помню, как через нашу Полтаву проносили олимпийский огонь, но ни про существование Высоцкого до 1980-го, ни про смерть в 1980-м я не мог знать в силу возраста.
Магнитофона у нас в семье не было. С творчеством Высоцкого я был знаком плохо. Первое, что я помню о Высоцком, что когда его имя возникало в разговорах в отрочестве - это восклицание: А ты знаешь, что он умер!
У нас в семье были два миньона Высоцкого с "Ноль семь", "Як истребитель" "Еще не вечер" и ещё что-то и потом большая пластинка. Мама говорила, что у Высоцкого в песнях полно намёков, например в песне про жирафа - намёк на то, что никто у нас никто ни за что не отвечает, все кивают на начальство. Я это усвоил, но иных намёков не вычленял.
Ещё помню, у нас во дворе было какое-то совместное общедворовое празднество (где-то в 82 году, наверное) и кто-то на него принёс магнитофон (во дворе из семи квартир ни у кого магнитофона не было) и там начали крутить что-то из блатного цикла Высоцкого, я сидел и слушал с широко- открытыми глазами: "Иду с дружком - гляжу стоят, они стояли прямо в ряд, они стояли прямо в ряд, их было восемь..." Первое соприкосновение с незнакомым альтернативным миром. Помню, где-то на море продавали фотокопии его книги "Нерв" и его портреты. У нас в классе учился Сергей Фомин, у него дома был магнитофон и записи Высоцкого, я с ним дружил, бывал у него дома, но как-то не доходило до того, чтобы я попросил его включить магнитофон. Помню, как он переживал, что Высоцкий пел песню про Серёжку Фомина ("Но не любили мы Серёжку Фомина, за то что он всегда сосредоточен..."), что тот Серёжка Фомин был весьма отвратный тип.
В 1983 году на экраны вышел фильм "Баллада о доблестном рыцаре Айвенго", я на него, естественно, сходил.. Ну, сходил и сходил... А Сергей Фомин сказал мне, что ходил на него 10 раз - каждый будний день после школы, в течении двух недель, пока он шёл. И, в первую очередь, из-за песен Высоцкого.
23 февраля 1987 года, в середине моего десятого класса, на ЦТ вышла кинопанорама с единственной записью Высоцкого от 1980 года. Высоцкого официально разрешили.
Где-то с 1985 года начались телемосты с американцами и я помню какой-то молодёжный телемост. Наверное это тоже был 1987 год. У американских и советских участников телемоста перед программой провели опрос: кого они считают героями, на кого хотят быть похожими? Американцы назвали Махатму Ганди и Мартина Лютера Кинга. Советские молодые люди: Ленина, Дзержинского и Высоцкого ( !!!) . Помню девушку с микрофоном, которая говорит: "Высоцкий пел только правду".
Уже в конце десятого класса (начало 1987 года) наша учительница литературы Нина Михайловна задала на какой-то урок принести прочитать любимое стихотворение современного поэта. Не помню, что там кто принёс, но выслушав несколько стихотворений, она сказала: Я удивлена, что никто не говорит о Высоцком. Взяла принесённый из дома магнитофон, вставила кассету и прямо на уроке включила Высоцкого. Я тоже сидел с широко раскрытыми глазами, казалось, что школьный урок и Высоцкий - две вещи несовместимые.
Когда я приехал в Москву в 1987 году, то помню "ломы" перед театральными кассами. Я сам в них не участвовал, но какие-то билеты от друзей перепадали. И театр на Таганке был первым в списке по популярности. Помню, как пошел на спектакль "Дом на набережной" с Золотухиным в главной роли. Но мало что понял тогда. И помню, как уже где-то году в 2006-2007 проходил около 19.00 мимо театра на Таганке, случайно зашёл в кассу, там никакой очереди, купил билет на спектакль "Антигона", в зале половина мест пустует, сам Любимов сидит в первом ряду. Всё проходит...
jag

(no subject)

Последние несколько дней я опять запоем слушаю Высоцкого и читаю статьи о нём (Последний раз это случилось у меня десять лет назад) . На сайте "Православие и мир" масса статей про Высоцкого и религию. Ролики с его известными песнями набирают в Ютубе миллионы просмотров, под ними, как и везде сейчас, постоянно вспыхивают российско-украинские разборки. "Руссские патриоты" постоянно требуют от украинцев: "Руки прочь от нашего великого поэта!", пишут: "Либерастам Высоцкого не отдадим!" и т.д.. Никакой Евтушенко, Вознесенский, никто из современников Высоцкого сегодня даже близко не стоит по популярности, любви, спорам, количеству статей, книг, передач и т.д. Самый значительный поэт советской эпохи! Характерно, что про него легко сказать "Великий русский поэт!", но произнести "Великий советский поэт!" не приходит в голову даже самым упёртым борцам с "украиской хунтой" и "либерастами".  Высоцкий продемонстрировал как можно жить в СССР и быть великим поэтом, но не быть советским поэтом. Да это можно сказать почти  про любого великого деятеля  культуры из СССР. Ведь нельзя же назвать Цветаеву, Пастернака великим советскими поэтами! Да и Рязанова, Гайдая, тем  более  Параджанова или Тарковского нельзя назвать великими советскими  режисёрами. Почти любой значительный деятель культуры находился в состоянии полуоппозиции советскому режиму.
Я постоянно слышу: "Какие при Сталине, какие во времена  СССР были титаны духа, какие картины снимались, какие книги писались, а сейчас, с падение СССР - какое безвременье, никого сравнимого нет!" И я на это отвечаю: "Во времена Сталина, во время Советской власти - не значит благодаря Сталину и Советской власти!"  Советский проект должен быть отвергнут полностью, ничего в будущее из него брать не надо! Ну а Высоцкого, великих русских поэтов, писателей, режисёров, учёных, творивших в советскую эпоху, в будущее мы возьмём! Советским поэтам, типа Егора Исаева, там, в нашем будущем, делать нечего.
Прилепин в своей новой книге про спецназ русской литературы пытается показать, что Пушкин, Лермонтов, Толстой сегодня воевали бы за "наших" на Донбассе. Про Высоцкого он такое, насколько я понимаю, не пишет.




jag

Евгений Евтушенко (1932-2017)

В 1989 году, на одном  из митингов в Лужниках его ведущий Лев Шемаев с трибуны сказал, что ему поступила  записка: "на митинге присутствует  Евгений Евтушенко", и если это так, то прошу его подняться на трибуну и выступить. И тут буквально в трёх метрах  я слышу, а потом вижу, какое-то шевеление, люди расступаются и Евтушенко идёт к трибуне. Больше вблизи я Евтушенко не видел.
Евтушенко всю свою творческую жизнь в СССР мягко диссидентствовал, но черты не переходил, его журили, какие-то двери закрывали, но репрессий не было. Он написал про Бабий Яр, про наследников Сталина, а в 1968 году свою самую антисоветскую вещь: "Танки идут про Праге", но я об этом в школьные годы не знал. В школе нас заставляли учить "Хотят ли русские войны", но и мне было понятно, что Евтушенко - истинно народный поэт и популярен он был как раз потому, что выбивался из советского стиля. Он, правда, как человек своего времени, восхищался Кубой, потом чилийскими коммунистами, но тогда, по правде  сказать, все шестидесятники ими восхищались.
В перестройку Евтушенко был триумфально избран народным депутатом от округа в Харькове, за него проголосовали 250 тысяч из трёхсот. Он вошёл в Межрегиональную депутатскую группу, выступал  с  трибуны Съезда  как последовательный "демократ".
В 1994 (?) году Евтушенко отказался принять из рук Ельцина награду из-за первой чеченской войны, но из рук Путина принял в 2008 году Государственную  премию.
В 2010 году, после задержания Людмилы Алексеевой на Триумфальной площади, Евтушенко написал стихотворение в её поддержку.
В конце февраля 2014 года после кровавых событий на Майдане Евтушенко написал стихи, посвященные майдану. Там не было поддержки той или другой стороны, виновным называлось абстрактное "государство", но украинцы цитировали те стихи тогда, цитируют в некрологах сегодня, никто, похоже, Евтушенко врагом не считает. Российские тепропагандисты записали Евтушенко в свои, я сегодня вижу ссылку на материал НТВ с характерным названием "Поэт Евтушенко написал стихи о зверствах украинских карателей" где Евтушенко в компании с Кобзоном читает двустмысленное стихотворение "Медсестра из Макеевки", про убитую на Донбасе  медсестру. Да  двусмысленность там есть, но он там ничего плохого про Украину не говорит. Там абстрактное "Нет войне!" Нельзя сказать, что он этим стихотворением  испортил себе некролог. Не испортил себе некролог Евтушенко! Евтушенко запомнят как искреннего и честного человека, а искренность и честность даже без четкой поддержки либеральных политических сил всегда расшатывают деспотические режимы! 
jag

Ион Деген

....Я умолял маму ехать — хотя бы ради ее внука, моего сына, — но она упрямо отвечала одно и то же: «Голда Меир — проститутка, а Израиль — фашистское государство. Еще одно слово — я пойду в КГБ и сообщу, что мой сын — сионист»… Только после маминой смерти мы смогли выехать из «благословенной» страны. Забавно, что в течение тринадцати лет я был верующим евреем, оставаясь при этом коммунистом. Так продолжалось до тех пор, пока мой пятнадцатилетний сын не ткнул меня носом в «гениальное» произведение «Партийная организация и партийная литература»: «Вот они, истоки фашизма — не у Муссолини, а у Ленина твоего». И я начал пересматривать все, чему меня учили... Но, поскольку я был трусом, свой партбилет не выбросил. Виктор Некрасов, приходя ко мне в дни получки, неизменно спрашивал: «Ну что, опять разбил бутылку коньяка о бровку тротуара?» — это значило, что я уплатил очередные партвзносы. Я мрачно кивал головой, а Ника смеялся: он ведь и сам ежемесячно аккуратно разбивал бутылку коньяка...
Отсюда
Там  всё интервью читать  надо. Вот судьба у человека! И еще сейчас жив! Девяносто уже.
Его главное стихотворение:

Мой товарищ, в смертельной агонии
Не зови понапрасну друзей.
Дай-ка лучше согрею ладони я
Над дымящейся кровью твоей.
Ты не плачь, не стони, ты не маленький,
Ты не ранен, ты просто убит.
Дай на память сниму с тебя валенки.
Нам ещё наступать предстоит.

Прочитал его рассказ "Ещё одна встреча" и какой-то разрыв шаблона у меня... Политотдел полка в 1945 году направляет офицера-танкиста в духовную семинарию. Это, мол, партийное  поручение. И тот дослуживается там до каких-то немыслимых высот.

Вот Ион Деген два года назад совершенно в здравом уме и твёрдой памяти:




jag

Приговор Александру Бывшеву.


13 июля судья Кромского райсуда Орловской области Маргарита Гридина приговорила школьного учителя Александра Бывшева к 300 часам обязательных работ за публикацию стихотворения «Украинским патриотам». Его признали виновным по части 1 статьи 282 УК (возбуждение ненависти либо вражды).  В качестве дополнительного наказания Гридина постановила конфисковать ноутбук Бывшева и на два года запретить ему работу по профессии – школьным учителем.
«У меня осталась только ручка. Работать нельзя, счета заблокированы. Конечно, трудно это все», – прокомментировал приговор Бывшев. (Бывшев был включен Росфинмониторингом в список террористов и экстремистов, и теперь ему заблокировали банковский счет, на который он получал мизерное пособие как житель зоны радиоактивного загрязнения, возникшего после чернобыльской катастрофы). Адвокат Владимир Сучков заявил, что будет обжаловать приговор в областном суде. Он обратил внимание, что само стихотворение, за которое на Бывшева завели дело, Гриднева в ходе разбирательства не исследовала.

После вынесения приговора Александр Бывшев продолжает писать:
Ау, ау, соборность, где ты?
Я в зал смотрю: хоть свет туши.
Из городов корреспонденты,
А земляков нет ни души.
Орёл, Москва и Киров даже,
Кром допотопных окромя.
Односельчане все на страже
Сидят в кустах, меня клеймя.
Что совесть, коль есть слово «служба»!
От состраданья далеки,
Коллеги предали все дружно
И бывшие ученики.
Пришёл бы кто по доброй воле.
Путь на второй этаж так прост…
Все 20 лет работы в школе,
Уроки те – как псу под хвост.
Вновь мракобесие воскресло.
Что ждёт Россию впереди?
А мне в ответ – пустые кресла
И равнодушный взгляд судьи.
14 июля 2015 года