Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

jag

Адамова-Слиозберг О.Л. Путь.

Адамова-Слиозберг О.Л. Путь. - 3-е издание, М.: Возвращение, 2009.
Есть уже и четвертое издание этой книги и несколько переводов на иностранные языки. Главная героиня, Ольга Львовна Адамова-Слиозберг (1902-1991) описывает свой собственный путь по тюрьмам, лагерям и ссылкам с 1936 по 1956 год. Ещё в начале лагерного пути она поставила перед собой цель - донести когда-нибудь до людей всё, что она видела. И, разумеется, она не могла бесстрастно перечислять факты, у неё была собственная позиция по поводу общих вопросов (добра и зла, советского режима, Сталина) и она над своей позицией рефлексировала.
Вот что она чувствует в первые месяцы заключения: "Как просто, как легко я чувствовала себя с людьми (до ареста)! Как понятны были мне их желания, их жизнь. Как верила я всем своим существом, что наша жизнь самая справедливая, самая честная. Сейчас в этой жизни остались мои друзья, сестры, братья, дети — все, кого я люблю. Они врачи, педагоги, инженеры, все они будут солдаты, если ударит час войны. Они строят, защищают эту жизнь, не жалея сил и здоровья.
О, если бы я хоть в мыслях возненавидела эту жизнь! Я стала бы внутренним эмигрантом, порвалась бы моя связь со всеми, кого я любила, чем жила. А все вокруг толкало меня к ненависти. Я искала, но не находила ничего, что могла бы противопоставить могучему доводу, что те, кто так несправедливо разбил мою жизнь, кто не искал истины, а заставлял побоями и недельным лишением сна подписывать ложь, — члены партии. Они за это чудовищное дело получают ордена и награды.
О, как плохо я вооружена! Как мало я знаю, как трудно мне бороться с доводами тех, кто хулит нашу жизнь и желает ей гибели!
И я молчала, мучительно думала, мучительно не хотела перейти в стан врага, мучительно надеялась, что справедливость восторжествует и снова слово и дело будут едины, и снова я смогу любить нашу жизнь без надрыва, без сомнения."
Это то, с чего она начинала. Но ей в 1936 году, уже 34 года, она должна была бы помнить дореволюционную жизнь= при "старом режиме" она закончила гимназию. Но нет у неё размышлений по поводу 1917 года. Так и что, перешла она в конечном итоге в "стан врага"? Она прямо не отвечает, но скорее всего в её собственных глазах - перешла. И это означает, что она раньше любила всех своих друзей и родственников-коммунистов без сомнений, а теперь продолжает любить их с сомнениями 🙁 В 1946 году она возвращается из Магадана в Москву послепервого заключения и её 16-летний сын говорит ей, что с большой радостью бы отдал Сталину всю свою кровь, если это поможет тому вылечиться от болезни. Для Ольги это проблема, но она молчит и не пытается его переубеждать.
В 1949 году последовал новый арест и ссылка в Караганду.
1953 год Ольга встречала среди пяти женщин и все они загадали желание. Как можно понять, через время она узнала у каждой, что они загадали. Четверо из них загадали, чтобы Сталин сдох. А пятая, чтобы во Франции или Италии в следующем году произошла коммунистическая революция. То есть им всем было не проблема с твердокаменной коммунисткой близко общаться, дружить, вместе встречать новый год.
В Караганду к ней приезжает второй муж..
"За те три года, что мы провели в разлуке, у Николая созрела решимость бороться. Выходец из крестьян, он хорошо понимал, чего стоило народу "раскулачивание". Кадровый военный, он не мог простить Сталину разгрома командования армии перед самой войной. А сколько еще! Пытки на допросах, преследование попавших в плен солдат, добровольно вернувшихся на родину, и т.п. и т.п.
Об этом он говорил не только с близкими друзьями, но и с молодыми ребятами на своей работе, которые тянулись к нему. Это продолжалось целый год. Николай чувствовал себя окрыленным и на все мои мольбы быть осторожным отвечал, что хочет погибнуть в борьбе, а не подлым рабом.
29 апреля 1951 года его арестовали."
После смерти Сталина Николая выпустили, а потом и реабилитировали. И Николай в 1956 году восстановился в партии ?!?!
"Когда на партийном собрании секретарь, вручая билет, поздравил Николая, он ответил: -Это не меня надо поздравлять, я поздравляю вас с тем, что в партию возвращаются такие люди, как я".
Ручкаться и быть в одной партии с этим секретарем, который наверняка ещё несколько лет назад был сталинским палачом, для Николая, видимо, проблемы не составляло.
Итак мой итог. К моему сожалению, все эти замечательные люди, которые помогали ближним, писали воспоминания и не желали чувствовать себя рабами, не воспринимали коммунистический режим как оккупационный. Какие-нибудь "бандеровцы" или прибалтийские лесные братья, или "религиозники" или белогвардейцы новый год с коммунистами
не встречали, их дети Сталина не боготворили (а если такое случалось, то это была для этих людей не проблема, а трагедия), в партию не вступали.
Коммунистический режим воспринимался как оккупационный как минимум в Чехии, Венгрии и Польше. Огромное число людей там давали понять каждому коммунисту, каждому функционеру режима, что он занимается нехорошим делом. Во внутренней эмиграции было 90% населения, никто из этих 90% не считал все происходящее в обществе, за окном, "нашей жизнью". А у нас самые смелые выступали за полную реабилитацию невинно осужденных, за осуждение голодомора, культа личности Сталина. Дальше их желания не шли.
jag

В.И.Ленин. К 150-летию со дня рождения.


Ричард Пайпс о В.И.Ленине. Из книги  "Русская революция. Большевики в борьбе за власть. 1917-1918 "


...Отличительной чертой типичных русских революционеров — в том числе и Александра Ульянова — был идеализм; основным политическим мотивом Ленина стала ненависть. Взращенный на этом чувстве, социализм Ленина являлся изначально и всегда оставался доктриной разрушения. Ленин мало задумывался о мире будущего, потому что был слишком поглощен — интеллектуально и эмоционально — разрушением мира настоящего. Именно эта навязчивая страсть к разрушительству завораживала и отталкивала, вдохновляла и ужасала русскую интеллигенцию, склонную колебаться между гамлетовской нерешительностью и донкихотовской одержимостью. Струве, часто общавшийся с Лениным в 1890-х годах, говорит, что «в соответствии с преобладающей чертой в характере Ленина… его главной установкой — употребляя популярный ныне немецкий психологический термин Einstellung — была ненависть.
Ленин увлекся чтением Маркса прежде всего потому, что нашел в нем отклик на эту основную установку своего ума. Учение о классовой борьбе, беспощадной и радикальной, стремящейся к конечному уничтожению и истреблению врага, оказалось конгениально его эмоциональному отношению к окружающей действительности. Он ненавидел не только существующее самодержавие (царя) и бюрократию, не только беззаконие и произвол полиции, но и их антиподов — «либералов» и «буржуазию». В этой ненависти было что-то отталкивающее и страшное; ибо, коренясь в конкретных, я бы сказал даже, животных, эмоциях и отталкиваниях, она была в то же время отвлеченной и холодной, как самое существо Ленина»...

...Ленин проявлял ярко выраженную склонность к жестокости. Легко показать, что он был принципиальным сторонником террора: издаваемые им декреты обрекали на смерть огромную массу ни в чем не повинных людей, и при этом он не чувствовал ни малейшего раскаяния по поводу смертей, которые были целиком на его совести. В то же время необходимо подчеркнуть, что он не извлекал удовольствия из страданий других и что его жестокость не была садизмом. Скорее, она происходила из полного безразличия к этим страданиям. Максим Горький составил из разговоров с Лениным впечатление, что «ему почти неинтересно индивидуально-человеческое, он думает только о партиях, массах, государствах». В другом месте Горький замечает, что «рабочий класс для Ленина это то, что для кузнеца руда»27 — иными словами, сырой материал для социального эксперимента. Это свойство Ленина проявилось уже в 1891—1892 годы, когда Поволжье, где он жил, поразил голод. Создавались комитеты помощи голодающему крестьянству. По сведениям, полученным от друга семьи Ульяновых, один Ленин (естественно, при поддержке всей семьи) выступил против такой помощи на том основании, что голод, который снимал крестьян с земли и гнал в город, где они формировали резерв «пролетариата», был явлением «прогрессивным»28. Относясь к «человеческому материалу» как к «руде», из которой ковалось новое общество, он посылал людей на смерть перед расстрельным взводом так же бестрепетно, как генерал шлет войска под вражеский огонь. Горький приводит слова одного француза: Ленин — это «мыслящая гильотина». Не отводя этого обвинения, он пишет дальше о ленинской мизантропии: «Он, в общем, любил людей, он их любил самозабвенно. Его любовь смотрела далеко вперед, сквозь пелену ненависти»29. Когда после 1917 года Горький просил сохранить жизнь тому или иному из приговоренных к смертной казни, Ленин каждый раз бывал неподдельно удивлен, почему его беспокоят по таким пустякам...
...Культурный багаж Ленина был чрезвычайно скромен для русского интеллигента его поколения. Его сочинения выдают очень поверхностное знакомство с русской классической литературой (не считая Тургенева), по большей части относящееся, вероятно, ко времени обучения в гимназии. Татьяна Алексинская, работавшая в тесном сотрудничестве с Лениным и его женой, отмечает, что они никогда не ходили на концерты и в театр. Знание истории, помимо истории революций, также было у Ленина неглубоким. Он любил музыку, но предпочитал подавлять в себе это чувство, повинуясь аскетизму, который так впечатлял и одновременно настораживал его современников. Он говорил Горькому: «Я не могу слушать музыку, она возбуждает мои нервы. Мне хочется говорить глупости и ласкать людей, которые, живя в этом грязном аду, могут создавать такую красоту. Но в наше время нельзя никого ласкать: тебе откусят руку. Надо крушить головы, без всякой жалости крушить головы, даже если в идеале мы против любого насилия»...

...Труднообъяснимые факты он игнорировал или перетолковывал в соответствии со стоящей задачей. Если его противник был в чем-то неправ, он становился неправ во всем: Ленин никогда не признавал за противной стороной никаких достоинств. Его манера спорить была чрезвычайно воинственной: он буквально воспринял слова Маркса, что критика — «не скальпель, но оружие; объект критики — враг, которого желательно не опровергнуть, но уничтожить»...

...В зрелые годы Ленин был личностью цельной и бескомпромиссной. С того момента, когда в тридцать с небольшим лет он сформулировал теоретически и практически доктрину большевизма, вокруг него как бы сомкнулась невидимая стена, за которую не могла проникнуть ни одна чуждая мысль. Вследствие этого ничто не могло изменить его мнения. Он относился к той категории людей, о которых маркиз де Кюстин сказал: они понимают все, кроме того, что им говоришь. С ним нужно было либо соглашаться, либо бороться; любое несогласие вызывало прилив разрушительной ненависти, стремление стереть противника с лица земли. В этом была его сила как революционера и слабость как государственного деятеля: неукротимый в бою, он не имел качеств, необходимых, чтобы понимать людей и руководить ими. В конце концов этот изъян подорвет его попытку построить новое общество, поскольку мысль о том, что люди могут жить в мире и согласии, была ему недоступна...

...Чем дольше Ленин наблюдал поведение рабочих в России и вне ее, тем сильнее утверждался в мысли, что, несмотря на тезис марксизма о «пролетариате» как классе революционном, рабочие, предоставленные сами себе, скорее удовлетворятся большей долей в доходах капиталиста, чем начнут свергать капитализм. В основополагающей статье конца 1900 года Ленин проговаривается: «Оторванное от социал-демократии рабочее движение... необходимо впадает в буржуазность...» Из этого поразительного утверждения можно было сделать только один вывод: если рабочим классом не станет управлять социалистическая партия, независимая от него и к нему не принадлежащая, он предаст свои классовые интересы. Только не-рабочие — то есть интеллигенция — знали, якобы, в чем состояли эти интересы. Совсем в духе модных в то время теорий Моска и Парето о политической элите Ленин утверждал, что пролетариат должен, ради его собственной пользы, подчиняться избранному меньшинству: «Ни один класс в истории не достигал господства, если он не выдвигал своих политических вождей, своих передовых представителей, способных организовать движение и руководить им», «надо подготовлять людей, посвящающих революции не одни только свободные вечера, а всю жизнь». Естественно, поскольку рабочим приходится зарабатывать, они не могут посвятить «всю свою жизнь» революционному движению, следовательно, руководство рабочим делом должно лечь на плечи социалистической интеллигенции. Это извращает самый принцип демократии: воля народа — не то, чего хотят живые люди, а то, что другие определяют как его «истинный» интерес...
jag

Алексей Федорович Лосев. Портрет на фоне мифа. Часть 2.

(Окончание)
Теперь перейдем к главному сюжету: Дополнения к «Диалектике мифа».

В конце 1929 года году Лосев принес в редакцию две рукописи: «Диалектику мифа» и «Дополнения к Диалектике мифа». «Диалектику мифа» цензура пропустила, на «Дополнения» наложила запрет. Каким-то образом Лосев смог вставить части запрещённого «Дополнения» в отданную в печать «Диалектику мифа». На «Культуре» я видел фильм с постановочными иллюстрациями, как жена Лосева с какой-то папкой забегает в типографию, куда-то эти листы из своей папки перекладывает. В апреле 1930 года Лосева арестовывают в том числе и за печать непропущенных цензурой «Дополнений». Уже напечатанный тираж «Диалектики мифа» уничтожается. Фабрикуется дело об церковно-монархической организации «Истинно-православная церковь». По этому делу Лосева осуждают к 10 годам лишения свободы. Благодаря ходатайству первой жены Горького Екатерины Пешковой в 1933 году он и его жена, приговорённая к 5 годам, были освобождены. В рамках этого дела следовательница ОГПУ Марианна Герасимова (сестра режиссера Герасимова) сделала конспект «Дополнений» для приобщения его к делу. Документы ОГПУ неожиданно всплыли в 1996 году и были опубликованы.
Интересна судьба  Марианны Герасимовой «Марианна— училась в свое время в гимназии, писала сентиментальные стихи и дружила с дочерью Юровского, будущего палача царской семьи. Вот эта Марианна стала убежденной чекисткой в годы революции. В 1930 г. Марианна Герасимова вела следствие А. Ф. Лосева. Однако в связи с арестом Г. Ягоды и приходом к власти Ежова ее (в 1937 или 1938 г.) арестовали, а потом отправили в лагерь. При Хрущеве М. Герасимову реабилитировали, и она, надеясь на новую работу в органах НКВД, явилась на Лубянку, где ее встретили достаточно холодно. Марианна Герасимова вернулась домой (она жила у сестры Валерии) и покончила с собой, повесившись. В услугах старой чекистки, видимо, не нуждалось новое поколение Лубянки, жизнь стала бесцельной, оставалось одно — умереть. Судьба «ласковой кобры», как не раз называл ее в письмах из лагеря А. Ф. Лосев (вспоминая стихи 3. Гиппиус «Боль»: «Как ласковая кобра я, ласкаясь обовьюсь. И опять сожму, сомну, винт медлительно ввинчу, буду грызть, пока хочу».— Гиппиус 3. Собрание стихов. Книга вторая. М., 1910. С. 86—87), свершилась.»

Вот здесь Арсений Гулыга публикует документ «СПРАВКА О роли профессора Лосева А. Ф. в а/сов. движении» http://www.gulyga.ru/texts/page?pid=6&item=6&page=183
Вот здесь приложение к этой справке, то есть конспект Герасимовой «Дополнений» со ссылкой на Вестник Архива Президента Российской Федерации "Старая площадь" №4 /1996/  (чаще местом издание обозначается  приложение к журналу «Родина», которое  называется «Источник», а его часть и есть Вестник Архива Президента) http://www.lib.ru/HRISTIAN/losev.txt_with-big-pictures.html
Что же касается самой рукописи «Дополнений» то, по всей видимости, она была передана из архива ФСБ Азе А.Тахо-Годи. И Тахо-Годи не стала публиковать «Дополнения» полностью, чтобы не скомпрометировать Лосева. Вот отрывок об этой ситуации из статьи Сергея Земляного http://scepsis.net/library/id_91.html:  «Для каждого, кто знаком с издательской практикой Тахо-Годи, очевидно то, что упомянутая ею "машинопись большого объема (без названия)", полученная ею из ФСБ, - это и есть те самые "Дополнения" к "Диалектике мифа", из-за которых разгорелся сыр-бор вокруг Лосева. Опубликованная ею рукопись "Первозданная сущность", начинающаяся с "Понятия ангела", - это раздел "Дополнений" под названием "Диалектика бесплотных сил"; "названный" ею (Тахо-Годи), "исходя из контекста", фрагмент "Миф - магическое имя", также ею напечатанный, - это раздел "Дополнений" под названием "Магическое имя" и т.д. (См.: Алексей Лосев. Имя. Сочинения и переводы. - СПб: Алетейя, 1997.) Для чего понадобилась эта таинственность и плетение словес? Для того, чтобы не публиковать машинопись "Дополнений" в полном виде, с их историософскими и политическими главами. Почему не публиковать? Потому что их содержание со всех мыслимых точек зрения крайне специфично и оно не укладывается в канонизированный усилиями Тахо-Годи и ее помощников авторский облик Алексея Лосева.»
В «Вопросах философии» (в № 5, 1997; № 3, 2000; № 8, 2004) появляются другие отрывки из  «Дополнения».  Например, здесь А.А. Тахо-Годи напечатан отрывок «Облик анархии» по машинописи Лосева http://vphil.ru/index.php?option=com_content&task=view&id=1244&Itemid=52 Этот отрывок  интересно сравнить с отрывком из конспекта Герасимовой http://www.lib.ru/HRISTIAN/losev.txt_with-big-pictures.html Герасимова целые куски конспектирует точно!
В 2001 году в издательстве  «Мысль» в серии «Философское наследие» вышло новое издание «Диалектики мифа» вместе с «Дополнениями». Но там, очевидно, не все «Дополнения» Вот здесь можно почитать всё это издание http://philosophy.ru/upload/iblock/fb8/fb81045bab40bbfd3aeacccff4b16dfd.pdf Никаких зубодробительных компрометирующих пассажей, которые выписывала Герасимова, и о которых речь впереди, в том издании нет.
Прочитав «Диалектику мифа», Дополнения к ней, проведя много часов в беседах с Лосевым, Герасимова сделала Резюме его взглядов:
«Основные положения "Дополнений" в общих чертах сводятся к следующему:
Вся история человечества — есть история борьбы между Христом и Антихристом, богом и сатаной. Феодализм — высшая ступень в истории человечества, торжество бога; феодализм падает под ударами сатаны, дальнейшая история есть история развертывания и оформления сатанинского духа. Ступени этого развертывания — капитализм, социализм, анархизм. Историческим носителем духа сатаны является еврейство. Марксизм и коммунизм есть наиболее полное выражение еврейского (сатанинского) духа. Последним этапом воплощения духа сатаны будет анархия, неизбежно вытекающая из социализма. Но переход от капитализма к социализму не неизбежен, не только исторически, но даже логически; чтобы предотвратить окончательное торжество сатаны — Антихриста и следующий за ним конец мира, необходимо социализму противопоставить активную и непримиримую церковь, которая должна вступить в борьбу с социализмом и победить его, тем самым изменив ход истории.»
Я полагаю, Герасимова обобщила всё правильно. Может быть, кроме последнего утверждения, но, скорее всего, и там все  правильно. (Не думал и не гадал, что когда-нибудь придется писать хорошие слова про сталинских палачей!).
Далее несколько цитат из конспекта Герасимовой. Надо иметь в виду, не всегда понятно, цитирует ли Герасимова позицию самого Лосева, его изложение чьих-то взглядов или переписывает цитату кого-то другого из книги Лосева.
1.О феодализме и крепостном строе: «Я... утверждаю, что феодальный строй и его идеология стремились не к эксплоатации трудящихся, а к истине - так, конечно, как это тогда понималось. Истина, которую исповедует феодальный строй, есть Церковь и послушание ей. Тайна векового крепостного права есть тайна послушания и отказа от своей воли, во имя спасения души, через послушание истине, идеей и душой крепостного права является не эксплоатация трудящихся, но спасение души и церковные догматы. Надо помнить, что крепостничество есть вовсе не то, что клевещут на него либералы всех стран и народов.
Средневековые крепостные отличаются от античных рабов так же, как икона отличается от статуи, как личность от телесного организма, как музыка духовных далей от физически осязаемой вещи. Крепостной мыслится принципиально свободным: он личность, а не вещь. Его подневольное состояние отнюдь не есть рабское состояние.»
Лосев именно так и думал. Вот здесь панегирик феодализму и обскурантизму самого Лосева: «Феодальный человек не потому не имел развитой техники, что он был глуп и беспомощен, но потому, что она трансцедентально связана с культурой изолированно-рассудочных функций субъекта, а феодальный субъект — целостная личность. И не потому здесь мало прогрессировала наука и люди были неграмотны, не знали настоящей медицины и санитарии и при каждой эпидемии мерли как мухи, что они были хуже современного культурного европейца, глупее его и ниже его. Но это было потому, что отвлеченная наука не нужна целостной личности, что грамотность в азбуке — дело слишком маленькое для глубин духовной жизни личности, что умирать в болезнях, нищете и грязи не только не мешает спасению души, но скорее способствует ему, так как этим развивается в человеке сознание его ничтожества и, следовательно, смирение перед абсолютной личностью.» («История эстетических  учений», написано в конце 1920-х) https://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Culture/Los_IstEst/12.php (по этой ссылке много про  феодализм)
Вот здесь современная научная статья с характерным названием «Феодализм как вершина мировой истории в историософии А.Ф.Лосева» https://cyberleninka.ru/article/n/feodalizm-kak-vershina-mirovoy-istorii-v-istoriosofii-a-f-loseva/viewer
2. Об иудаизме и Каббале: «Израиль хочет создать себе спасение своими собственными руками, поэтому израильская стихия и лежит в основе ново-европейской культуры. Возрождение, просвещение, революция - все это имеет под собою опыт сведения благодати, которая дается даром и по неизвестному определению, на естественные усилия человека, которые должны быть вознаграждены по справедливости и в которых нет ничего таинственного, но все телесно и чувственно-реально. Каббала есть принцип человеческого естества, активно направленного против стихии благодати.
Каббала есть обожествление и абсолютизация Израиля. Израиль - принцип отпадения от христианства и оплот всей мировой злобы против Христа».
«Еврейство со всеми своими диалектическо-историческими последствиями есть сатанизм, оплот мирового сатанизма.»
Есть интересная статья  Ефима Курганова «О профессоре А.Ф.Лосеве и природе антисемитизма» (её легко найти  и  загрузить по поисковику) Ефим Курганов там размышляет об истоках антисемитизма Лосева. Он пишет, что ещё имяславцы понимали свою зависимость от Каббалы и это парадоксальным образом делало их антисемитами: «В имяславии все строилось на придании божественным именам статуса творящей силы. Такой путь в православии имел явный каббалистический оттенок, ведь главные каббалистические тексты «Зогар» и «Сефер Ецира» демонстрируют, как буквы еврейского алфавита, которые, кстати, существовали до творения, как раз и создали систему миров…
Каббала, оказывается, не просто создавалась евреями, но и для евреев, — этот простой и естественный вывод имел для Лосева поистине трагическое значение. Русскому религиозному философу логично было бы отвернуться от Каббалы, вычеркнуть ее из своего мировоззренческого потенциала (раз это их, пусть и тешатся своими игрушками), но это уже было невозможно, ибо каббала слишком прочно легла в основание имяславия, что только усиливало и обостряло лосевский антисемитизм…
..Любовь к чужим игрушкам и, главное, привыкание к чужим игрушкам часто дорого обходится и нередко приводит к потере контроля над собой (не хочется отдавать, не хочется признавать, что у них есть настоящий хозяин), к дикой агрессии, направленной на хозяина чужих любимых игрушек…
…Интеллектуальная зависть глубоко унизительна; она представляет собой своего рода сальеризм. Из такого сальеризма как раз и выполз ущербный по своей сути религиозный антисемитизм, прорвавшийся в целом ряде высказываний замечательного книжника и великого эрудита А. Ф. Лосева…
В Каббалу проник, оплодотворил ее и растворился в ней столь любимый Лосевым платонизм. И вот что еще важно было для Лосева, вот что вызывало совершенно особую грусть у русского мыслителя. Платонизм как живое явление давным-давно исчез, а каббализм остался. С каббализмом, а отнюдь не с платонизмом Лосев мог входить в непосредственное соприкосновение (о тайнах каббалы ему рассказывал философ, переводчик Гегеля и Кассирера, знаток «Зогара» и «Талмуда», в прошлом — до дела Бейлиса — ближайший друг В. Розанова и главный его советчик по иудаизму, Борис Столпнер). Если встреча с каббалистом была действительно возможна, то встреча не со специалистом по платонизму, а с настощим платоником была просто исключена. Греческий исток мистики высох, а иудейский, поглотив в себе греческое начало, журчал себе как ни в чем не бывало. Это обстоятельство в значительной степени  обостряло лосевский антисемитизм, но главной причиной все-таки было то, что европейский философ-мистик просто не в состоянии обойтись без каббалы, без света «Зогара»»
3. О женщинах  и евреях (это я  продолжаю цитировать выписки  Герасимовой): «Как в действительности не существует достоинства женщины, так и не может быть понятия о еврейском достоинстве. У настоящего еврея нет внутреннего благородства, которое исходит из достоинства собственного и из уважения к чужому "я". Этим объясняются и еврейское высокомерие, которое выражает отсутствие сознания собственного "я", и властная потребность поднять ценность своей личности - путем унижения личности другого. Настоящий еврей, как и женщина, лишен собственного "я", а вследствие этого и самоценности. Еврей вовсе не антиморален. Он аморален. Поэтому еврей и не боится демонов
Интересное свидетельство Елены Тахо-Годи, племянницы Азы Алибековны Тахо-Годи https://youtu.be/NynKI0CAP6Q   в  с 39.40 «Алексей Федорович прав, он говорил, что женщина  не должна  быть, не может быть мыслителем. Я уже с детства понимала, что конечно, это мужское занятие – мыслить.»
4.Об истоках либерализма, социализма и анархизма: «В течение средних веков сорганизовались Талмуд и Каббала. Выступить в открытый бой они смогли только не раньше XIV-XV в. (XIII в. - появление "Зогара"  Незримо таящееся, но неизменное, настойчивое и всесильное действие каббалистического духа низводит человека как раз по тем самым диалектическим ступеням, по которым он поднимался до появления в мире этого каббалистического духа.
Триада либерализма, социализма и анархизма предстает перед нами как таинственные судьбы каббалистической идеи и как постепенно нарастающее торжество Израиля. Большинство либералов, социалистов и анархистов даже совсем не знают и не догадываются, чью волю они творят. И нельзя с них требовать сознательности в этих вопросах…
…Веление Каббалы таково, что капитализм сменился социализмом, и либерализм - новым авторитаризмом. Водворяется человечество, общество, социальная стихия. Перед ней смолкает всякое индивидуальное искание, всякая личная жажда. Без перехода к "человечеству" не были бы исполнены заветы Каббалы, ибо последняя и конкретнейшая категория Каббалы есть не отдельный человек, но Израиль. Поэтому, социализм, несомненно, ближе выражает сущность Каббалы, чем капитализм, хотя, в общем, это необходимые диалектические этапы исторического развертывания Каббалы вообще.
Социализм лишает Бога и того существования, которое еще оставлял ему либерализм, - идейного. В социализме впервые водворяется полное безбожие...
Отрицать Бога имеет смысл только тогда, когда человек сам хочет сесть на место Бога, когда он сам хочет стать Богом. Иначе для чего-же нужно богоборчество? Убить Бога и занять его место - заветная мечта человека, лишь немногим более поздняя, чем мечта о всецелом подчинении. Отсюда, если средневековое мировоззрение все называют теологией, то новое миросозерцание точно также все должны-бы были называть сатанологией, если бы не вековое ослепление либеральными побрякушками…»
6. Истинная (не «сергианская») церковь как альтернатива Каббале-сатанизму-социализму: «Христианство всегда противопоставляло всякому мирскому усмотрению общества, как чего-то целого - свое общество, организованное как целое и свой организм, в котором происходит единение "общего" и "частного". Это именно институт Церкви.
Так вот коммуне и противостоит Церковь. Мне кажется, эта антитеза совершенно ясна всякому, включая крайних "коммунистов" и крайних "церковников". Едва-ли я погрешаю с точки зрения коммуниста или с точки зрения Церкви, делая такое противопоставление. И опять ясно и диалектически необходимо, чтобы Церковь оценивала коммунизм, как сатанизм, а коммунизм оценивал Церковь, как вертеп эксплоататоров и идиотов. Распространяться об этом не стоит.
Остается эта вечная мировая проблема - антитеза христианства и еврейства. Кто-то из них должен смириться пред другим. Жить вместе им невозможно.
Так или иначе, но снова перед человечеством лежит выбор между еврейством и христианством, гешефтом и культурой, женщиной и мужчиной, родом и личностью, бесценным и ценным, земной и высшей жизнью, - между ничто и Богом. Это два противоположных царства, третьего царства быть не может.»
После появления такого сногсшибательного документа в 1996 году возникла некоторая волна  обсуждения. 16 октября газета 1996 года газета «Сегодня» опубликовала статьи трех окололиберальных публицистов на данную тему. Приведу начало статьи Дмитрия Шушарина: «Вряд ли стоит убиваться  по  поводу  того, что  Алексей Лосев  оказался заурядным   антисемитом.  Именно   заурядным   --   ничего   выдающегося   и оригинального в юдофобии нет.
   Интересно  и  весьма  существенно  другое:  почему   текст,  не  просто компрометирующий  Лосева,   а   выводящий  его  за  пределы  культуры,   был опубликован  со столь странным  введением. Ведь действительно странно, когда про  автора  трактата  о вреде евреев говорится,  что он  "ученый  с мировым именем, вся жизнь и деятельность которого были отданы служению Истине".      Одно из двух: либо публикатор сам антисемит, либо в его понимании смысл и  содержание  текста Лосева не имеют  никакого  отношения  к характеристике последнего.  Вторая   версия  кажется  более   близкой  к  действительности. Предполагалось, что никто не посмеет судить о Лосеве по этому тексту, вообще анализировать этот текст. У него другое назначение.      И потому вряд  ли  стоит ждать,  что  у  поклонников Лосева  "откроются глаза"http://www.electroniclibrary21.ru/philosophy/losev/03.shtml
Глаза у поклонников Лосева, очевидно, не открылись. Вот православный ответ на публикацию газеты «Сегодня» http://www.voskres.ru/literature/critics/volodin2.htm Вот ответ Юнны Мориц в Московских новостях http://owl.ru/morits/proz/donos.htm
Вот статья Сергея Земляного «Клерикально-консервативная мифологическая дистопия: Алексей Лосев» https://scepsis.net/library/id_91.html
Итог. Можно и нужно дальше изучать выписки Герасимовой и находить соответствия им в других работах Лосева. В любом случае, это точно не фальсификация тайной полиции с целью опорочить и осудить своего противника. А огромная масса читающей публики про все эти сюжеты не подозревает. О Лосеве  пишут и говорят практически только его апологеты. Что не открой, какой ролик не включи: «Великий русский философ». Он, конечно, человек энциклопедических знаний. Наверняка, честный и порядочный в повседневной жизни. Но памятник ему я бы трижды подумал, стоит ли ставить? И рекомендовал бы молодому поколению читать разве что его переводы.
jag

Вопросы о Марине Цветаевой.

Кто может ответить на вопрос... Точнее на два.
12 июня 1939 года Марина Цветаева вместе с четырнадцатилетним сыном Георгием (Муром) ступает на пароход "Мария Ульянова" и 18 июня прибывает в Ленинград. Зачем? Как это можно объяснить? Я вот только недавно подробно прочитал о трагедии всей их большой семьи и никак не могу понять логику этого поступка Цветаевой.
Её муж Сергей Эфрон подхватил вирус "советофилии", заразил этим вирусом их дочь Ариадну, стал сотрудничать с НКВД. В 1937 сначала Ариадна, а потом Сергей Эфрон (после участия в политическом убийстве) уехали в Москву. Никакой "советофилией" Марина Цветаева никогда не страдала, про то, что не могла жить без мужа - тоже речи не идет.
В том же 1937 году была арестована младшая сестра Марины Цветаевой Анастасия и сын сестры (племянник Марины) Андрей Трухачев. Когда Марина Цветаева ступала на борт парохода, Анастасия Цветаева была в Бамлаге, Андрей - в лагере в Карелии. Так как же ты, находясь в здравом уме, поехала прямо в пасть к этому дракону, да ещё и ребёнка с собой повезла? Она была непроходимой дурой и считала, что все ,что происходило с сестрой, с другими людьми, все эти открытые процессы - это всё случайность и её не коснётся? Но не была же она дурой! Можно предположить, что не в здравом уме она уже находилась, что она потеряла волю и желание жить уже в 1939 или раньше. И возвращение в СССР - это был если не способ самоубийства, то поступок совершенно не дорожащего жизнью человека. Но если если ей уже не важно было жить или не жить, то ведь у неё несовершеннолетний сын был на руках! Как-то материнский инстинкт должен был сработать и своими руками бросать сына в пасть дракона вряд ли кто будет.
(Также, как мне когда-то хотелось, чтобы Чапаев доплыл, так сейчас хочется, чтобы она не добралась из Парижа до этого злосчастного парохода!)
И второй вопрос... Зачем в 1941 году Цветаева, "жена врага народа", "мать врага народа" и "сестра врага народа" у которой одновременно сидят муж, дочь, сестра и племянник, поехала с сыном из Москвы в эвакуацию? Что, фашисты ей казались страшнее большевиков?
И третий, дополнительный вопрос: Известно ли что-то про то, что дочь Цветаевой Ариадна Эфрон, после того, как большевики расстреляли в 1941 году её отца, а потом (в 1951 году) и гражданского мужа (Гуревича), после самоубийства матери и гибели на фронте девятнадцатилетнего брата, после того, как сама она отсидела 9 лет в лагерях и 6 лет в ссылке, известно ли, что она после всего этого как-то кусала локти? Что мол, какая же я была в 1937 году была дура, что первая из семьи поехала из Парижа в Москву?
jag

Струве как марксист и критик марксизма.

К 150-летию со дня рождения Петра Бернгардовича Струве (1870-1944)
Интеллектуальную биографию Струве можно рассматривать как череду интеллектуальных кризисов. И его личные интеллектуальные кризисы становились знаковыми событиями в истории идей России. Самых значительных кризисов было три, причем первые два можно рассматривать в единстве. Первый из них – это отказ от некоторых положений марксизма в 1898-1899 и переход к так называемому «ревизионизму». Второй кризис - это продолжение и развитие первого, а именно отказ не только от некоторых, а от всех базовых положений марксизма в 1900-1901 году, разрыв с социал-демократией и переход от «марксизма к идеализму». Третий кризис – это (в 1908-1909 гг) разочарование в интеллигентском радикализме, фактический разрыв с кадетами, и переход, условно, от либерализма к либеральному консерватизму.
Collapse )
jag

Юбилей П. Б. Струве

Через три недели, 7 февраля 2020 года исполнится 150 лет со дня рождения Петра Бернгардовича Струве (1870-1944). Ни про какие торжественные мероприятия в связи с этим событиям я не слышал, гугл тоже мне ничего не подсказывает.
А между тем, нынешние русские либералы, если они хотят чувствовать себя укоренёнными в традиции, не должны проходить мимо этой даты. На кого мы опираемся в нашей истории, если брать раньше Сахарова и Буковского? На декабристов, на Вяземского, Сперанского, Герцена и Александра II, Чичерина? Все это люди (и не только они) внесли тот или иной вклад в дело русской свободы, но всё это предлиберализм, ручейки, которые слились потом в институализированный либерализм "Союза освобождения" и Партии народной свободы. А потом в белую и эмигрантскую борьбу с большевизмом. И Струве с 1901 и до смерти в 1944 фигура номер один в либеральном лагере, хотя, конечно, и с оговорками. Но, несмотря на оговорки, надо ведь как-то отметить юбилей одного из отцов-основателей русского либерализма? Есть какие-то идеи?

Я, в любом случае, уже начинаю и буду до седьмого февраля выкладывать тексты П.Б.Струве.

«Господа, когда вас спрашивают, что нужно России, смело отвечайте: во-первых, свобода, во-вторых, свобода, в-третьих, свобода.
…Основанием всякой свободы является свобода хозяйственная, а одним из выражений и воплощений хозяйственной свободы является личная собственность. Собственность неразрывна со свободой, а в основе всякой свободы вообще реально лежит свобода хозяйственная, опирающаяся на право собственности.
… Политическая свобода есть не что иное, как тончайший плод, как преображение, как, выражаясь известным фрейдовским термином, сублимация или – в переводе этого термина на русский язык – благороднейшая вытяжка из свободы хозяйственной. Там, где рушится свобода хозяйственная, не может быть никакой свободы, ибо хозяйственная свобода есть для всякого человека свобода самая основная, и для среднего человека, для обывателя, свобода самая интимная и нужная…»
"Задачи сегодняшнего и завтрашнего дня и обращение к прошлому." / Россия. 1927. №:16, 10 декабря

«Слово «капитализм», как я уже неоднократно указывал, есть неудачное обличительно-публицистической речение, вычеканенное социалистом Луи Бланом для посрамления «капиталистов» и для возвеличивания социализма. И как-никак это слово привилось и стало общепринятым. Он выражает, правда, плохо, во-первых, начало и порядок хозяйствования свободного в его противоположении хозяйствованию тяглово-казённому, каким и по замыслу, и в советском осуществлении является социализм. Он выражает, во-вторых, но тоже очень плохо, - начало и порядок открытого товарно-денежного, приобретательского хозяйствования на рынке в его противоположении замкнутому, натуральному, потребительскому хозяйствованию, не знающему рынка. Таким образом, суть того, что в просторечии именуется «капитализмом», состоит именно в хозяйствовании свободном и в то же время товарно-денежном! И именно сохранение, и восстановление, и развитие этой общечеловеческой формы свободного хозяйствования, с которой неразрывно связаны и начала собственности, и гражданский правопорядок, основанный на свободе лица, есть основное условие развития культуры в нашем отечестве.» "Английские отражения большевизма и евразийства." / Россия и славянство. 1929. №:32, 6 июля

«Разные любительские толки о «конце» капитализма льют только воду на мельницу тех, кто желает «прикончить» капитализм, а с ним вместе свободу и культуру, выросшую на началах, выработанные вековой историей человечества. Ведь культура в России кончилась именно потому, что одураченные болтовнёй и пропагандой о «конце капитализма» массы дали фанатикам, палачам и честолюбцам увлечь себя и в порядке «потока и разграбления» прикончить «капитализм», в результате чего Россия голодает и дичает, и это будет продолжаться до тех пор, пока она по существу не вернётся к – капитализму – под каким угодно названием.»
"Фантом политической реакции и реальность социальной революции. Любительские речи о конце капитализма." / Россия и славянство. 1931. №:157, 28 ноября

jag

Государство.

Когда я изучал шведский язык, то помню, какая была проблема, когда в словаре для русского термина «государство» увидел два термина «stat» и «rike». Я уже знал, что «rike» присутствует в шведском наименовании Франции - Frankrike и Австрии – Österrike и, подумал, что оно главное, и стал лепить это «rike» во все места, где хотел сказать о государстве. Но преподаватели меня быстро осадили. Это «rike» примерно то же, что и немецкий «рейх», то есть приблизительно «империя». Правда, гугл-переводчик переводит «rike» как «королевство»...
Уже с первых шагов, первых подступов к теме «государство» все начинает расплываться.
Название самого известного диалога Платона «Государство» в оригинале звучит как «Полития (Πολιτεία)» и этаже самая Πολιτεία в работе Аристотеля «Политика  (Πολιτικά)» присутствует как вариант правильного государственного устройства, наряду с «монархией» и «аристократией». Там это позитивный аналог «демократии». В подавляющем большинстве случаев, там, где русский переводчик пишет «государство», у Аристотеля стоит «полис», в другом контексте это «город» или «город-государство».  Вот мы можем спросить ученика 5-го класса: «Какие ты знаешь государства Древнего мира?» И он начнет перечислять: «Египет, Персия и т.д.». Для древнего грека, как я понимаю, не было никакого «государства Персия». Они не могли сказать: идет война между двумя государствами: афинским государством и государством «Персия». Они могли сказать: «идет война между двумя полисами», то есть «городами». Могли сказать, что идет война между Афинами и Персией. Но не могли сказать, что у нас тут в Афинах есть свое «государство», а в Персии есть своё «государство» и эти государства сражаются как два Левиафана между собой.
Для древнего грека не существовало проблемы «Государство и общество», например, в виде «Вмешательство государства в дела общества», не существовало языка для описания такой проблемы. Эти важнейшие современные абстракции только складывались.
У древних римлян изначально не было своей абстрактной философской терминологии. Масса абстракций в латинском языке появилось после знакомства римлян с греческой мыслью и перевода на латинский  язык греческих философов. Диалог Платона  «Πολιτεία»  («Государство») латинские переводчики перевели как «Res publica», что примерно переводится как «общее дело» или «дело народа». И на современный английский этот главный памятник мировой политической мысли переводится не как «State», а как «Republic». Очевидно, что для древнего грека не было никакой «Персидской республики».  А англичанин, пока не раскрыл книгу,  должен о Платоне иметь представление, что, наверное, он  первый республиканец… Как-то  всё расплывается…
Еще одним моим филологическим удивлением, еще в классе шестом-седьмом, было то, что в английском языке одним и тем же словом State обозначают как государство, так и штат. И что «USA» можно перевести как Соединенные Государства Америки. А во взрослом возрасте у меня было неприятное осознание: почему же англичане назвали ООН не Объединёнными государствами, а Объединенными нациями? Неприятное осознание потому, что стало  понятно, что мы, русскоязычные, западную политическую терминологию, а, следовательно, и западную политическую реальность, как-то не до конца  понимаем.
Английское слово «State» (а также аналогичные слова в немецком, французком и других романо-германских языках) произошло от латинского слова «status», что означало по латыни «состояние» (Не в смысле «нажил состояние», а в  смысле «плохое состояние корабля»), да и сейчас по-английски  означает. Сначала, как я понимаю, вошло в употребление слово «estate» - «сословие», то есть состояние больших групп людей в средневековом обществе, а потом восходящее к Цицерону «status rei publicae», «состояние общественных дел» в целом. Первым, как считается, в этом современном смысле термин «state» (в итальянском варианте «stati») стал  употреблять Макиавелли в «Государе» («Principe», что переводится и как «Князь»,  и как «Принц», то есть, как обычно, все расплывается  ). Он там  писал, что по форме правления государства (Stati) делятся на республики (Repubbliche) и монархии (Principati). Как пишут в английской Википедии, Людовик XIV не мог заявлять «Государство – это я», не было тогда ещё такого уровня абстрагирования.
Слово «государство» в русском языке происходит от древнерусского «государь» (так называли князя-правителя на древней Руси)… В средние века «государство» обычно воспринималось как непосредственно связанное со владениями «государя». Когда  князья составляли завещания, то перечисляли через запятую: кому какие земли отойдут, а кому какие шубы. Никто из князей не считал, что есть какое-то отдельное от моего имущества государство и у государя есть перед государством какие-то обязанности. Вот только в Новгороде государем был не конкретный человек, а «Господин Великий Новгород». Первым, кто осознал, что существует какая-то отдельная от его имущества «Россия», перед которой у него есть некий долг, был Петр I.
Нам иногда кажется, что стоит правильные книги перевести на русский язык и изучать их в школах и ВУЗах, как у нас тут всё поменяется. Но надо помнить, что мы будем думать по-русски. Как я когда-то писал, за «духом» и «духовностью» русский язык отправляет  нас к «духовенству», за «священным» к «священникам». Вот и «государство» русский язык от нас требует строить во главе с государем. И мы видим этого царя-государя и читая в  переводе Платона,  Аристотеля и Макиавелли. А ведь англичанин видит у Платона республику, у  Макиавелли – состояние  общественных дел.
jag

О "Русском мире"

Навальный написал сегодня двусмысленный пост, приведу его полностью:
"Сегодня произойдёт событие исторического масштаба. Раскол. Собор в Киеве завершит создание Поместной церкви на Украине. РПЦ потеряет до половины "живых" приходов.
То, что создавалось сотни лет было разрушено Путиным и его идиотами за четыре года. Путин - враг русского мира."
Из него можно заключить, что Навальный - сторонник русского мира, что надо было сохранять то, что создавалось сотни лет, что будь Навальный у власти, то при нем бы создания Украинской Поместной церкви не произошло бы. Да к тому же он пишет "на Украине"!
Моя позиция: в данный исторический период концепцию русского мира надо отбросить целиком и полностью. Необходимо отказаться от идеи, что русские владеют некими ценностями, которыми соседние народы не владеют, и которые (ценности) надо распространять за пределы России. Это не значит, что нет ничего ценного в русской культуре. В России есть и либеральная традиция, есть русское искусство, есть великая русская литература. Всё это в частном порядке можно и нужно пропагандировать и распространять. Но из позитивной части русской культуры никакого имперства, никакого расширения влияния российской власти не выстроишь. "Русский мир" - это экспансия, имперство, Москва - третий Рим, милитаризм, ненависть к свободе, правам человека и отсюда - к Западу, оправдание большевизма, сталинизма, крепостного права. Что-то тут переформатировать, поменять повестку (мол, мы за свой, хороший русский мир, мир новогородского вече, Герцена, кадетов и Сахарова) нам, либералам, не удастся. И пытаться - не следует! Поэтому - нет "русскому миру"!
jag

Картина мира гуманиста эпохи Ренессанса.

Историки философии, когда излагают учение того или иного философа, рассказываю нам, как с его точки зрения устроен мир. Основная часть учения у большинства философов вплоть до Гегеля, (а в России – до Бердяева) – это их представление об устройстве мира (онтология обычно неотделима от космологии). Для изложения учения христианских философов специально об устройстве мира говорить не обязательно, существует очевидная общехристианская концепция (Верую во Единого Бога-Отца вседержителя… и т.д.), а философы-богословы спорили о частностях. Но в этой хорошо выстроенной линии онтологий-космологий от Фалеса до Бердяева есть одна лакуна. Это представление об устройстве мира мыслителей итальянского Возрождения. Я имею в виду линию Марсилио Фичино, Пико делла Мирандолла, Джордано Бруно, Томазо Кампанелла. Вокруг них было много мыслителей меньшего масштаба. Первых двух считают ведущими гуманистами Ренессанса. Из их представления об устройстве мира напрямую или опосредовано следовали их учения о человеке, о наилучшем общественно устройстве, их отношения с католической церковью. В советской и постсоветской историографии изложение их учений следовало по схеме: что они говорили про материю, про соотношение бога и мира, что о бессмертии души, что о частной собственности. И получалось так: материя несотворена – наш человек, бог растворяется в мире – на правильном пути, отрицает бессмертие души – наш человек, говорит о достоинстве и творческих способностях человека – на правильном пути, против частной собственности – наш человек. А о том, как всё устроено – всегда оставалось за скобками.
Я несколькими штрихами обрисую то устройство мира, которое деятели Ренессанса принимали, как само собой разумеющееся. Поэтому они специально его не описывали.
Над Землёй существует семь планетарных сфер: Луна, Меркурий, Венера, Солнце, Марс, Юпитер, Сатурн. Над планетарными сферами – восьмая, сфера неподвижных звезд. Эта восьмая сфера разбита на 12 знаков Зодиака, а каждый из знаков ещё на три части, которым соответствуют 10 градусов в зодиакальном круге и 10 дней года. Поэтому такие части называются деканами. Каждой из планетарных сфер и каждому декану соответствует какой-то дух (или демон). Как планеты, так и деканы влияют на все происходящее на Земле. Каждый вид растения, животного, минерала, а также определённый цвет связан с определенной планетой. По всей Вселенной разлит spiritus mundi, дух мира, который служит проводником звездных и планетных влияний на человека и на всё тело мира (corpus mundi).
Знающий человек может заставить служить себе духов планет (привлечь к себе благоприятное влияние планет). Это возможно путем:
1)изготовления амулетов правильного цвета из правильного материала с правильным изображением (талисманная магия);
2) пения орфических гимнов, посвященных Венере, Юпитеру и т.д., произнесения заклинаний с именами деканов, ангелов-хранителей сфер (заклинательная магия).
Ученик Фичино Дьяччето пишет о том, что желающий обрести «солярные Дары» должен облачиться в мантию солярного цвета — например, золотого — и совершить обряд, включающий воскурение приготовленных из солярных растений благовоний, перед алтарем, на котором есть образ Солнца — например, «образ царя на троне, в короне, одетого в шафранное одеяние, здесь же — ворона и изображение солнца». Затем, натершись изготовленными из солярных веществ мазями, он должен пропеть орфический гимн к Солнцу, именуя его божественной Единицей, Умом и Душой.
Образы Венеры, Меркурия и Марса на картинах Ботичелли как минимум восходят к магическим талисманам, а как максимум, эти картины сами такими талисманами и являются. То есть их цель привлечь к владельцу влияния соответствующих планет.
Пико делла Мирандолла (1463-1494) наложил на эту астрологическую картину мира каббалистическую концепцию. В Каббале, как известно, потусторонний или невидимый мир состоит из 10 сефирот . С одной стороны это сферы невидимого мира, с другой эманации Бога, с третьей – имена Бога, с четвертой – сосуды божественного света. Они расположены не одна под другой, а образуют некую композицию, называемую Древо жизни. Так вот Мирандолла наложил 10 сефирот на 8 астрологических сфер, самая верхняя сефира стала соответствием перводвигателя, который находится над сферой звёзд, а самая нижняя – соответствует «Элементам» (не знаю, но подозреваю, что это земля, вода, воздух и огонь). Для призывания помощи со стороны сефирот существуют каббалистические практики: призыванию ангелов (соответствующих определенным сефиротам), пение псалмов, произнесению имен Бога и т.д. По мнению Мирандоллы, естественная магия Фичино апеллирует только к тварному миру, а его, Мирандоллы, кабалистическая магия апеллирует к самому творцу, и поэтому сильнее. Пение псалма более действенно, чем пение орфического гимна.
Марсилио Фичино (1433-1499) дополнил восемь астрологических сфер девятой «хрустальной» сферой и десятой – Эмпиреем. В Эмпирее в отличии от нижних сфер всё неподвижно и она разделена на девять сфер в соответствии с ангельскими чинами Дионисия Ареопагита, а именно сверху вниз: Серафимы, Херувимы, Престолы (иерархия Отца), Господства, Силы, Власти (иерархия Сына), Начала, Архангелы, Ангелы (иерархия Духа). Также, как люди и земной мир питается духом звезд и планет (spiritus mundi), так ангельские миры питаются божественным светом. Фичино здесь почти точно воспроизводит строение Рая у Данте.
У Данте (1265-1321) - души праведников обитают в первых семи планетных сферах, торжествующая церковь – в восьмой звездной сфере, в девятой обитает девять ангельских чинов, а в десятой, в Эмпирее – сам троичный бог.
На эту картину мира Данте-Фичино-Мирандоллы налагается неоплатоническая иерархия : Единое-Мировой Ум, Мировая Душа, материальный мир. Эпирее-Троичному Богу соответствует Единое, Ангельскому миру – Мировой ум, звездной и планетарным сферам – мировая душа.
(продолжение про Бруно и Кампанеллу, возможно, последует. Но уже сейчас читателю должно быть ясно, почему современные эзотерики так чтут первых гуманистов)

jag

Об эпохе Возрождения.

Стоит ли так уж восторгаться  эпохой Возрождения? У меня за последние два месяца восторгов поубавилось.
Ограничим эпоху Возрождения календарными XV - XVI веками. Можно ли назвать эту эпоху взлётом человеческого гения? Вряд ли. Можно сказать, что был подъем в сравнении с предыдущими веками, но нельзя сказать, что после эпохи Возрождения начался упадок. Как это можно утверждать касательно взлёта и последующего упадка Античной культуры.
С эпохой Возрождения связаны имена трёх титанов: Леонардо да Винчи, Микеланджело и Рафаэля. и сейчас к ним присоединяют  Ботичелли.  Они дали непревзойдённые шедевры в живописи и скульптуре. Но что касается живописных жанров, то в эпоху Возрождения они только  складываются. Нет ещё ни пейзажа, ни натюрморта, ни изображения повседневной жизни, ни исторических картин. А есть только парадные портреты, картины на библейские сюжеты и на античные мифологические темы.
Ни в коей  мере нельзя говорить о каком-то особом взлёте литературы в XV - XVI века. Данте, Петрарка и Бокаччо жили раньше, Шекспир писал в самом конце XVI, а  главные свои вещи - в начале XVII. "Дон Кихот" был написан тоже уже в начале 1600-х.
До расцвета музыкального искусства в XV - XVI веках тоже ещё  очень далеко, первые варианты оперы и балета появились в самом конце  XVI века.
В философии кое-что появляется в  сравнении с предыдущим безвременьем. К примеру утопии, "Государь" Макиавелли, но их роль и значительность нельзя сравнивать с философами  XVII вкека - Бэконом, Локком, Декартом.
Наука в это время делает только самые первые шаги, из имен можна назвать только Коперника, никаких значительных научных открытий, кроме открытия Коперника, за  два века сделано не было. Галилей и Кеплер творили уже в начале  XVII вка, а Ньютон в конце.
Технический прогресс в эти века имел  место быть: совершенствовалось оружие, корабли, появилось книгопечатание. Но после эпохи Возрождения он пошёл семимильными шагами.
Были ли в XV - XVI веках крупные политические события с далеко идущими позитивными последствиями? Были ли крупные  политические инновации? Была нидерландская революция, была гибель непобедимой Армады. Но в XVII веке была английская буржуазная революция, тридцатилетняя война и Весфальский  мир. Не говоря уже про XVIII век.
В эпоху Возрождения случились Великие географические открытия. Потом открытия новых земель продолжалось и началась колонизация Нового света.
В эпоху возрождения  произошёл раскол католической церкви и падение Константинополя. Но эти события, особенно второе, нельзя расматривать со знаком Плюс. И теперь время  перейти к событиям со знаком Минус.
Эпоха возрождения - это эпоха появления "Молота Ведьм", расцвета инквизиции, десятков  тысяч костров по всей  Европе, эпоха религиозной нетепимости и религиозных войн, эпоха Варфоломеевской ночи, эпоха первого после античности Холокоста (в Испании), эпоха появления и расцвета иезуитов.
Таким образом, я никак не могу оценить эпоху Возрождения как какой-то пик в культурном развитии Европы, и тем более как золотой век в её истории. Это была ступенька для дальнейшего подъема. Ньютон говорил, что стоял на плечах гигантов. Но сам  то он, как мы теперь понимаем, был ростом  побольше  тех гигантов, на плечах  которых  стоял. О пике можно говорить только в узкой сфере культуры - в сфере живописи и скульптуры.