jag

Общие вопросы

Есть такое понятие "осевое время" (800-200 гг до н. э.). В это время человечество переходит "от мифа к логосу". Появляется философия и античная наука (никак особо не разделенные). У людей появляется представление, что наша нынешняя общественная жизнь несовершенна и ее можно улучшить, появляются общественные реформаторы.
Города, государства, храмы и религиозные культы, законы, техника, корабли, математические расчеты, письменность, поэты были и до того. Но что конкретно изменилось в мышлении людей? Мой ответ (и в такой формулировке я его не встречал): Люди стали задавать общие вопросы!
До того человек мог задаваться вопросом «Одобряют ли боги предстоящий военный поход?», но не «Одобряют ли боги войну как таковую?», это уже философский вопрос. До того был возможен вопрос "Справедливо ли правитель меня наказал?" Но не "Что такое справедливость?" или "Почему это правитель имеет право меня наказывать?".
Вавилонские астрономы на протяжении веков составили очень много таблиц о видимом движении планет, Солнца и Луны, но они так и не задались вопросом, как устроен космос на самом деле, какие из планет и светил дальше от Земли, какие ближе, как они расположены друг относительно друга. Зато этим вопросом задались греческие философы, для них на первый план выше вопрос: "А как оно все устроено на самом деле?"
Грекам очень повезло, что у них не было сословия профессиональных жрецов и, соответственно, не было той очевидной инстанции, которая на такие вопросы уполномочена давать ответ. Люди начали сами давать ответы и строить концепции, кто во что горазд, убеждать друг друга, задавать новые вопросы... И в конце концов дошли до декларации прав человека и полетов в космос. В Индии профессиональные жрецы были, но их было так много, и у них не было единого центра, так что они стали задавать вопросы и спорить друг с другом и на этом пути много достигли. А вот там, где было централизованное жречество: у древних евреев, египтян, наверное майя, зорастрийцев, а потом долгое время у христиан, там не могло возникнуть вольное племя философов и ученых, задающих общие вопросы и в свободной дискуссии ищущих на них ответы.
jag

Адамова-Слиозберг О.Л. Путь.

Адамова-Слиозберг О.Л. Путь. - 3-е издание, М.: Возвращение, 2009.
Есть уже и четвертое издание этой книги и несколько переводов на иностранные языки. Главная героиня, Ольга Львовна Адамова-Слиозберг (1902-1991) описывает свой собственный путь по тюрьмам, лагерям и ссылкам с 1936 по 1956 год. Ещё в начале лагерного пути она поставила перед собой цель - донести когда-нибудь до людей всё, что она видела. И, разумеется, она не могла бесстрастно перечислять факты, у неё была собственная позиция по поводу общих вопросов (добра и зла, советского режима, Сталина) и она над своей позицией рефлексировала.
Вот что она чувствует в первые месяцы заключения: "Как просто, как легко я чувствовала себя с людьми (до ареста)! Как понятны были мне их желания, их жизнь. Как верила я всем своим существом, что наша жизнь самая справедливая, самая честная. Сейчас в этой жизни остались мои друзья, сестры, братья, дети — все, кого я люблю. Они врачи, педагоги, инженеры, все они будут солдаты, если ударит час войны. Они строят, защищают эту жизнь, не жалея сил и здоровья.
О, если бы я хоть в мыслях возненавидела эту жизнь! Я стала бы внутренним эмигрантом, порвалась бы моя связь со всеми, кого я любила, чем жила. А все вокруг толкало меня к ненависти. Я искала, но не находила ничего, что могла бы противопоставить могучему доводу, что те, кто так несправедливо разбил мою жизнь, кто не искал истины, а заставлял побоями и недельным лишением сна подписывать ложь, — члены партии. Они за это чудовищное дело получают ордена и награды.
О, как плохо я вооружена! Как мало я знаю, как трудно мне бороться с доводами тех, кто хулит нашу жизнь и желает ей гибели!
И я молчала, мучительно думала, мучительно не хотела перейти в стан врага, мучительно надеялась, что справедливость восторжествует и снова слово и дело будут едины, и снова я смогу любить нашу жизнь без надрыва, без сомнения."
Это то, с чего она начинала. Но ей в 1936 году, уже 34 года, она должна была бы помнить дореволюционную жизнь= при "старом режиме" она закончила гимназию. Но нет у неё размышлений по поводу 1917 года. Так и что, перешла она в конечном итоге в "стан врага"? Она прямо не отвечает, но скорее всего в её собственных глазах - перешла. И это означает, что она раньше любила всех своих друзей и родственников-коммунистов без сомнений, а теперь продолжает любить их с сомнениями 🙁 В 1946 году она возвращается из Магадана в Москву послепервого заключения и её 16-летний сын говорит ей, что с большой радостью бы отдал Сталину всю свою кровь, если это поможет тому вылечиться от болезни. Для Ольги это проблема, но она молчит и не пытается его переубеждать.
В 1949 году последовал новый арест и ссылка в Караганду.
1953 год Ольга встречала среди пяти женщин и все они загадали желание. Как можно понять, через время она узнала у каждой, что они загадали. Четверо из них загадали, чтобы Сталин сдох. А пятая, чтобы во Франции или Италии в следующем году произошла коммунистическая революция. То есть им всем было не проблема с твердокаменной коммунисткой близко общаться, дружить, вместе встречать новый год.
В Караганду к ней приезжает второй муж..
"За те три года, что мы провели в разлуке, у Николая созрела решимость бороться. Выходец из крестьян, он хорошо понимал, чего стоило народу "раскулачивание". Кадровый военный, он не мог простить Сталину разгрома командования армии перед самой войной. А сколько еще! Пытки на допросах, преследование попавших в плен солдат, добровольно вернувшихся на родину, и т.п. и т.п.
Об этом он говорил не только с близкими друзьями, но и с молодыми ребятами на своей работе, которые тянулись к нему. Это продолжалось целый год. Николай чувствовал себя окрыленным и на все мои мольбы быть осторожным отвечал, что хочет погибнуть в борьбе, а не подлым рабом.
29 апреля 1951 года его арестовали."
После смерти Сталина Николая выпустили, а потом и реабилитировали. И Николай в 1956 году восстановился в партии ?!?!
"Когда на партийном собрании секретарь, вручая билет, поздравил Николая, он ответил: -Это не меня надо поздравлять, я поздравляю вас с тем, что в партию возвращаются такие люди, как я".
Ручкаться и быть в одной партии с этим секретарем, который наверняка ещё несколько лет назад был сталинским палачом, для Николая, видимо, проблемы не составляло.
Итак мой итог. К моему сожалению, все эти замечательные люди, которые помогали ближним, писали воспоминания и не желали чувствовать себя рабами, не воспринимали коммунистический режим как оккупационный. Какие-нибудь "бандеровцы" или прибалтийские лесные братья, или "религиозники" или белогвардейцы новый год с коммунистами
не встречали, их дети Сталина не боготворили (а если такое случалось, то это была для этих людей не проблема, а трагедия), в партию не вступали.
Коммунистический режим воспринимался как оккупационный как минимум в Чехии, Венгрии и Польше. Огромное число людей там давали понять каждому коммунисту, каждому функционеру режима, что он занимается нехорошим делом. Во внутренней эмиграции было 90% населения, никто из этих 90% не считал все происходящее в обществе, за окном, "нашей жизнью". А у нас самые смелые выступали за полную реабилитацию невинно осужденных, за осуждение голодомора, культа личности Сталина. Дальше их желания не шли.
jag

15 июля 2020 , "Нет вечному Путину".



В центре Москвы на Тверской улице и улице Петровка сотрудники Росгвардии задержали свыше ста  (142 согласно ОВД-инфо) участников акции "Нет вечному Путину". Она была организована устроителями кампании против поправок к Конституции России.
Шествие началось после двухчасовой акции на Пушкинской площади, где активисты собирали подписи под требованием отменить итоги голосования по поправкам в Конституцию. Протестующие прошли по Бульварному кольцу в сторону Трубной и скандировали «Москва выходи». Некоторые из активистов легли на проезжей части на Петровском бульваре и перекрыли движение.
Среди задержанных Борис Кагарлицкий, Юлия Галямина и её дочь Евдокия, Марина Литвинович.

jag

День гуманизма 2020. Вступительное слово.

Во вступительном слове я кратко затрону те проблемы, которые будут подниматься на сегодняшнем мероприятии.
Первая проблема – это определенная шаткость основ нашего мировоззрения. Мы провозгласили наши ценности и принципы в Манифесте российских гуманистов. Во многом они сходны с  теми, что провозглашены во Всеобщей декларации прав человека. Вот мы провозглашаем «ценность, достоинство и автономию личности» или Всеобщая декларация прав человека провозглашает «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах» А почему, собственно, так? С помощью науки и научного метода это доказать никак нельзя. Нас всегда попрекали и будут попрекать, что мы нафантазировали себе какие-то принципы и теперь им поклоняемся. И попрекали так нас, условно говоря, и справа и слева. Справа – это со стороны, теистов, которые говорят, что их принципы, их этика стоит на твердой, в отличие от светского гуманизма, основе – на Боге и Божественном откровении, на Священном предании. А слева – это со стороны плоского научного атеизма, который восхищается идеей Доккинза, что личность сводится к тому, что эгоистичный ген хочет размножаться. Слева говорят, что все жизненные принципы должны строиться на выводах науки и научных доказательствах, а что сверх того (как у гуманистов) – то от лукавого.
Что нам делать, как отбиваться от критики и справа, и слева? Николай Розов в своих статьях пишет, что достаточно постулировать наши принципы и никакой метафизики не нужно. У Валерия Кувакина в книге «Твой ад и рай» есть целая глава «Общие метафизические предположения» где человека, природу и общество предлагается рассматривать как равноправные субстанции. Вопрос открытый!
В любом случае, мы не должны стесняться шаткости наших постулатов, они не более шаткие, чем постулаты любых других дискурсов. Для нас важно, что мы в них уверены, и что они работают! Работают в том смысле, что гуманизм и либерализм наилучшим образом обеспечивают защиту, процветание и счастье людей.
Когда-то П.Б.Струве, а за ним немалая часть ведущих философов того времени, Бердяев, Булгаков, Шестов и др., совершили метафизический поворот, который известен как поворот «От марксизма к идеализму». Возможно, это было главным событием российской идейной истории. Примерно за пять-десять лет с 1900 года эти люди прошли по ступенькам: 1.«личность – это функция среды» - 2.«есть личность и добро, которые не сводятся к влиянию среды» - 3.«если есть добро, значит есть абсолютное добро» - 4.«абсолютное добро – это Бог» - 5.«Бог – это Отец, Сын и святой Дух» - 6.«надо идти в церковь молиться и целовать иконы».
Как нас видят наши оппоненты справа, имея эту схему в виду? Александр Панчин застрял на первой ступени, Николай Розов поднялся на вторую, Валерий Кувакин почти взобрался на третью, ну а они с вершины лестницы взирают на эту возню в песочнице старшей группы детского сада. Надо отдавать себе отчет, что на данный момент в мэйнстриме российских философских и околофилософских кругов именно такое восприятие реальности! От круга Аверинцева и Доброхотова до круга Солженицына и Лосева.  Нас воспринимают как маргиналов и людей, застрявших на уровне Чернышевского, Писарева и Плеханова, тогда как русская мысль давно перешла на уровень Бердяева, Ильина и Лосева. На такое  положение дел нельзя закрывать глаза, надо его осмыслять и проговаривать. И выстраивать собственный, альтернативный дискурс, в котором мы не в детском саду мировой культуры, а есть её квинтэссенция.
Как нас  видят наши оппоненты слева? Со стороны многих людей, группирующихся вокруг популяризации науки, круга Маркова, Панчина и т.д все кто справа, что Кувакин, что Дугин, что  митрополит Илларион вполне могут восприниматься как единое целое. Как люди, занимающиеся не тем, чем следует, не наукой, а какими-то абстракциями типа ценностей и моральных абсолютов. Всё, что за пределами научной картины мира, в терминологии русской философской традиции XX века есть идеализм, и гуманисты в этом  смысле такие же идеалисты как участники движения «Сорок сороков».
Милюков когда-то сказал, что у нас нет врагов слева. Так и мы, светские гуманисты, воспринимаем всех, кто «слева», ученых и популяризаторов науки,  как своих естественных союзников и потенциальных единомышленников. Они – важное поле приложения наших сил, мы должны их убедить, что атеизма и научной картины мира для цельного мировоззрения недостаточно. Ведь можно быть атеистом и считать, что младенцев-инвалидов надо подвергать эвтаназии, ведь в природе такие особи обречены. Можно быть ученым-атеистом и носить цветы на могилу Сталина. Правда, таких атеистов немного. И, собственно, подавляющее большинство популяризаторов науки являются стихийными гуманистами. Если у них что-то выпытывать по  актуальным политическим и общественным вопросам, то они выдадут нечто вполне здравое.  Но их общественно-политическая позиция не всегда продумана и не всегда проявлена. Наша задача, чтобы на майке Александра Панчина было написано не только «ГМО безвредно», «Гомеопатия не лечит», «Вакцины работают» но и «Крым не наш», «Нет поправкам!» и «Свободу политзаключенным!».
Необходимо отметить, что в этом кругу есть некий комплекс идей, который можно обозначить, как редукционизм, и которому  мы должны противостоять. Он сводится к  тому, что на самом деле нет ни добра, ни любви, ни свободы воли, ни свободной и ответственной личности, а есть только научные законы, гены, инстинкты и эффективность в борьбе за выживание. Такому редукционизму отдают дань так называемые «новые атеисты»: Доккинз, Харрис и другие. Но никакой критики из наших уст в адрес «новых атеистов» не раздается. А жаль! Я призываю её начинать!
Светский гуманизм в  политическом  преломлении  современной России – это либерализм, западничество и борьба с тоталитарным наследием СССР.  Наши публичные заявления последних лет связаны прежде всего с протестом против наступающего авторитаризма, с нарушениями прав человека. Мы всегда рады видеть на нашей площадке правозащитников, гражданских активистов, теоретиков и практиков либерального движения. История и современность либерализма и правозащиты – это естественные темы нашего интереса.  Но в нашем внимании к  политической сфере есть и своя специфика. Мы ни в коей мере не стремимся возглавить либеральное движение или стать ещё одной правозащитной организацией. Как конституционный суд должен давать заключение о соответствии вновь принимаемых законов основному закону, так гуманисты должны претендовать на гуманистическую экспертизу основных политических текстов, тезисов и действий. Действительно ли они утверждают свободу и достоинство  человека, действительно ли они благоприятствую его процветанию и благополучию, насколько оправданы возможные издержки и риски?
Нам есть что предложить и нашим мировоззренческим оппонентам. Мы ведь утверждаем  свободу и достоинство каждого человека. Мы не ставим целью, чтобы все вокруг стали светскими гуманистами и мы желаем жить в мире и взаимном уважении со всеми людьми. Мы предлагаем для всех простой и ясный принцип общежития – живи сам и давай жить другому, не вмешивайся в чужую жизнь, не навязывай никому свои принципы; не жди, что другие будут соответствовать твоим ожиданиям. В этом наше отличие от большинства наших оппонентов – и «имперцев-охранителей», и коммунистов, и представителей традиционных религий, и «новых атеистов». Если все они выходят за ворота, условно говоря, в латах и с оружием, чтобы переделать мир под себя, то мы выходим с Договором о мире, Декларацией прав человека и научно-просветительской литературой. И мы с оптимизмом смотрим в будущее! Ведь все борцы за демократию, права человека, социальную  справедливость, все ученые и популяризаторы науки работают на дело гуманизма в широком смысле!
jag

Атеизм и объективность моральных суждений.

Проблема объективности моральных суждений сводится к вопросу: На каком основании ты можешь утверждать, что некое действие (к примеру, убийство маленьких детей) на самом деле есть плохое действие? Атеист может попытаться к чему-то апеллировать (не выгодно человечеству, как виду; приводит к страданиям людей и т.п.), но верующий эти попытки легко отобьет. И верующий всегда будет подводить атеиста к ответу, что это тебе только кажется, что убивать маленьких детей плохо, а другому это не кажется, и ты ему ничего не докажешь! А вот у нас, скажет верующий, есть ответ, почему это на самом деле плохо, мы апеллируем не к такой эфемерности, как «мне кажется, я чувствую», а к самой прочной основе из всех основ.
Не надо нам, атеистам, искать основу для объективности моральных суждений! Не найдем мы ответа на так поставленный вопрос! Но это не беда и я разъясню почему.
Зайдем с другого бока. Верующий может спросить: А есть ли гарантия объективности физических законов? А почему вы уверены, что даже если вчера и сегодня Е равно эм –цэ–квадрат, завтра оно не станет эм-цэ-куб? А может в другой галактике эта формула другая? Где гарантии? И ученый может только ответить, что окончательной гарантии дать невозможно. И верующий сможет в этой ситуации воскликнуть: «Так получается, что всё здание современной науки стоит на песке!», а ученый усмехнётся и пойдёт в лабораторию. А про себя подумает, что современная научная картина мира подтверждена несколькими сотнями лет развития науки и миллионами экспериментов. И вероятность того, что ядро современной научной картины мира окажется неверным, так исчезающе мала, что её совершенно не стоит принимать во внимание.
Декарт предлагает мысленный эксперимент: представим себе злого демона, который выстраивает перед человеком видимую реальность, но на самом деле никаких этих деревьев, домов и гор не существует, а есть только иллюзия от этого демона. Можем ли мы утверждать, что это не так? По Декарту, можем, потому что Бог не является обманщиком и он, надо полагать, сильнее любых демонов. А нам, атеистам, что сказать? Где гарантия, что мы не в матрице? Нет гарантии! Где окончательный аргумент против солипсизма? Нет такого аргумента! Но Шопенгауэр хорошо выразился про солипсизм: эта крепость неприступна, но гарнизон её настолько слаб, что можно совершенно безбоязненно пройти мимо такой крепости и оставить её позади. Никакого нападения с тыла не будет.
Совершенно то же, что Шопенгауэр сказал про солипсизм, мы можем сказать и про отсутствие оснований для объективности физических законов и про отсутствие оснований для объективности моральных суждений: оставляем эти маленькие неопасные крепости позади и идем исследовать звездное небо над нами и нравственный закон внутри нас.
Нравственный закон внутри себя мы отчетливо видим (мы на сто процентов уверены, что убивать детей плохо), и на основании заложенной в нас способность отличать хорошее от плохого, мы можем исследовать моральные ситуации и выносить моральные суждения. Как и почему нравственный закон внутри нас появился – мы можем строить более или менее точные предположения. Мы можем сказать, что на формирование морали повлияла эволюционная необходимость выживания вида, необходимость выживания человеческих популяций, но мы окончательно никогда не выведем моральные нормы из такой необходимости.
Стандартные верующие говорят, что у нас, в отличии от атеистов, есть основа для объективных моральных суждение. А именно, добро – это то, что угодно Богу, зло – это то, что неугодно. Что Богу угодно или неугодно – он открыл в Библии. Если что-то в Библии неясно – нам придут на помощь толкования святых отцов. Если на этом месте человек остановился и окуклился, то к нему не пробиться. Он будет считать, что в Библии и у святых отцов нет противоречий, что если и появляются какие-то вызовы, соборный разум церкви выносит по ним правильные ответы. И надо читать Библию, святых отцов, слушать священноначалие, старцев, священников и они все тебе разъяснят и на путь истинный направят. В какой-то момент люди перестают думать своей головой, обращаться к нравственному закону внутри себя. И это страшные люди. Если они читают в Библии, что Бог умертвил египетских первенцев и сжег Содом и Гомору, а Христос и апостолы обещают повторить подобное на страшном суде, то они покорно следуют за написанным и говорят, что всё это прекрасно и справедливо. И что если Давид и Соломон казнили преступников, если Христос сказал «кесарю-кесарево», если апостол Павел сказал, что «начальник не напрасно носит меч, он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое», если святые древней Руси оправдывали смертную казнь, то значит смертная казнь оправдана. В любом случае эти люди уверены, что их моральные суждения объективны, что «Смертная казнь оправдана в некоторых случаях» - это не их личное убеждение, не им так кажется, а это сам Бог так считает.
Но есть ведь и современные христиане, которые против смертной казни, которые не бросаются оправдывать геноцид Иисуса Навина или сожжение Содома и Гоморы. Когда священнику Вячеславу Рубскому какая-то прихожанка сказала, что Бог ведь за дело наказал Содом и Гомору, тот ответил, что нам, наверное, ещё станцевать, как группа поддержки (чирлидинг), стоило, если бы мы увидели эти горящие города! Так и есть, человек, слепо доверяющий Библии, обязательно пустился бы в пляс! Но это ему так кажется, что он черпает свои убеждения из Библии, на самом деле он некритически воспринимает определённую традицию интерпретации Библии. А сколько-нибудь критически мыслящий христианин понимает, что на каждую моральную проблему и Библия, и традиция дает массу противоречивых цитат и толкований. И какие из них выбрать, зависит только от тебя. Критически мыслящий христианин понимает, что для решения вопроса «Бог одобряет смертную казнь или нет?» ему не помогут ни Библия, ни предание, ни позиция Патриарха, ни решение Вселенского Собора. Он должен решить это сам в глубине своей души, опираясь на «нравственный закон внутри нас». И нет у него никакого преимущества перед атеистом, нет у него никаких «объективных моральных суждений», всё равно всё сводится к «я чувствую», «мне кажется», «я уверен». А критически мыслящий атеист понимает, что «нравственный закон внутри него» не появился с неба, что сам атеист вырос и был воспитан в ареале христианской цивилизации. Что его конечный ответ на вопрос «Допустима ли смертная казнь?» зависит как от столкновения в нем стадного и агрессивного инстинктов, так и от того, что много поколений его предков слышали много тысяч раз «будьте милосердны, как и Отец ваш милосерд».
У меня есть внутренняя уверенность, что я свободно выбираю позицию противника смертной казни. Но если бы я родился и воспитывался бы в ареале исламской или индуистской цивилизаций, то моё совершенно свободное решение проблемы допустимости смертной казни могло бы быть другим.
Верующие могли бы говорить атеистам: «Где гарантия, что окружающий мир существует? Нет у вас гарантии? А у нас есть, это Бог и Библия». Но они так со времен Декарта не говорят.
Верующие могли бы говорить атеистам: «Где гарантия, что научная картина мира адекватна реальности, где гарантия, что завтра физические константы чуть-чуть не изменятся и все не рассыплется на атомы? Нет у вас никаких гарантий? А у нас есть, это Бог, который создал все законы природы, и который заверил нас в своей любви». Но верующие так не говорят.
Верующие могли бы говорить атеистам: «Где гарантии, что слова языка, которым вы пользуетесь, имеют какую-то онтологическую основу? Где гарантии объективности вашего языка? Ведь каждый сталкивался с ситуацией, когда долгое время смысл какого-то слова он неправильно понимал? Так где гарантия, что и остальные слова вы сейчас правильно понимаете? Нет гарантий? А у нас есть! Это Бог, который придумал все слова, и Библия». Но верующие так не говорят.
Но верующие говорят: «С чего вы взяли, что когда вы произносите «Все люди должны быть свободными и равными в правах» или «Смертная казнь должна быть отменена» так действительно должно быть? Вам так кажется? Но ведь в природе, кто сильнее тот и прав! А у нас есть твердая основа для моральных суждений – это Бог, который в Библии открыл людям, что такое хорошо и что такое плохо». К сожалению, до сих пор верующим как-то удается узурпировать сферу морали. Хотя бы в своих собственных глазах.
jag

Как только мы сливаем Иуду, мы теряем христианство!

О. Вячеслав Рубский комментирует на "чаёвне" окончание 6-й главы Евангелия от Иоанна. (ролик на Ютубе "Рубский. Ев. Ин. 6 гл. Проблема интерпретаций (09.02.20)")
Перекопирую тот отрывок, который комментируется.:
"67 Тогда Иисус сказал двенадцати: не хотите ли и вы отойти?
68 Симон Петр отвечал Ему: Господи! к кому нам идти? Ты имеешь глаголы вечной жизни:
69 и мы уверовали и познали, что Ты Христос, Сын Бога живаго.
70 Иисус отвечал им: не двенадцать ли вас избрал Я? но один из вас диавол.
71 Это говорил Он об Иуде Симонове Искариоте, ибо сей хотел предать Его, будучи один из двенадцати."
Итак, Рубский комментирует слова "но один из вас диавол.":
"Если Христос продолжает делить людей на хороших и плохих, он никуда от Мао Цзедуна и Муссолини не ушел. Они тоже называли своих оппонентов плохими словами, а сторонников – хорошими словами.
Святые отцы как толкуют это место? (Ин 6:70) Они вполне довольны тем, что можно кого-то слить в канализацию. Например, Иуду Искариота. Почему? Этот же человек этого достоин! Но если мы выстроили канализацию, чтобы туда отправить одного, то канализация будет взывать, чтобы мы послали туда второго, и третьего, и миллион сорок третьего.
Как мыслит Христос в модели (сознания), когда он возвращается и судит мир? Он хочет столкнуть партию добра и партию зла на Страшном суде. Партии зла сказать – «идите вы в бобровый лес», а партия добра пусть торжествует… Я не осуждаю Христа, я осуждаю модель сознания. Если мы осудили кого-то в нашей модели сознания, мы осудим Христа и осудим себя. Мы не имеем права осуждать что-либо, хотя бы ради собственного спасения. В нашей теологии не должно быть козлов. Потому что если мы кого-то закозлим, козлом станет наш Бог прежде всего, потому что он мыслит также (исходя из нашей теологии).
Все Святые отцы довольны тем, что они слили Иуду не понимая… не будучи на нашей чаёвне. Они вообще не думают, что дальше. А дальше случилось то, что случилось. Они послали в ад 90% человечества.
Иуду не надо было осуждать. Это колоссальная стратегическая ошибка. Это все равно, что самолёт, потерявший одно крыло. Далее лететь уже некуда. Как только мы сливаем Иуду, мы теряем христианство...
Окончание шестой главы нуждается в либеральнейшем истолковании."
Далее Рубский предлагает это либеральнейшее толкование "Моё дурацкое толкование, оно мне не нравится, что у Иоанна личная тёрка была с Иудой, чисто человеческая. Иоанн очень любил Христа, я думаю, что Иуда тоже любил Христа, но они были очень разными людьми и они ревновали...ну, потёрлись друг о друга... Иуда проиграл, не выдержал. А Иоанн этим воспользовался и нагнал на него много тюльки".
Не комментирую пока, потом о Вячелаве Рубском более подробно напишу.
jag

Пермакультура

"Пермакультура (от англ. permaculture — permanent agriculture — «Постоянное сельское хозяйство») — подход к проектированию окружающего пространства и система ведения сельского хозяйства, основанные на взаимосвязях из естественных экосистем" Какое хорошее определение! Близкие термины - "природное земледелие" или "органическое земледелие". За последние несколько недель я посмотрел немало роликов на эту тему. Применить знания пока не могу, так хоть здесь поделюсь.
Узнал, что можно чудеса в природе творить. Можно запустить практически в любом месте биоценоз с культурными растениями, который будет питать сам себя, улучшать почву и выдавать урожаи без минеральных удобрений, пестицидов и почти без вмешательства человека. Смотрел ролик, в котором Зепп Хольцер в Португалии, практически в пустыне, вырыл пруд, обнес его валами, обсадил деревьями, сделал на окружающих холмах террасы, пруд за несколько лет наполнился дождевой водой и вся долина зацвела. При определенном количестве деревьев, их защите от ветра, они становятся не потребителями воды, а её производителями. Они накапливают росу, защищают почву от пересыхания, вытягивают воду из подземных запасов. Была бы у меня вторая жизнь - вот бы я чем занялся!
У Зепа Хольцера есть наследственная ферма в горах Австрии площадью 45 гектар на высоте от 1100 до 1500 метров. Там он организовал несколько десятков прудов, рядом с теплыми камнями у него растет виноград, масса овощей, на определенных, меняющихся участках свободно ходят куры, овцы и свиньи. В лесной зоне пасутся его собственные зубры.
В России у Зеппа Хольцера есть много последователей, он сюда иногда приезжает проводить семинары, но он больше работает на больших площадях, от гектара.
Под Харьковом живет ветеран природного земледелия Борис Андреевич Бублик. Он написал с десяток книг и его советы ориентированы владельцам шести соток.
В России гуру природного земледелия является Николай Иванович Курдюмов. Живет в Краснодарском крае, написал десяток книг, есть свой сайт.
Принципы природного земледелия:
1. Думать, наблюдать за землёй, анализировать то что видишь. Головой работать больше, чем руками.
2. Не копать землю. Не пахать, не переворачивать слои.
3. Земля не должна быть открытой под солнцем. В природе открытой земли не бывает. Мульчировать землю любой органикой.
4. Разные растения, как и в природе, должны расти не отдельными группами, а вперемежку.
5. Никакое растение не любит ветра, а в южных регионах летом никакому растению не нужно так много солнца.
Теперь более конкретные советы:
1. Маленький участок необходимо разделить на грядки и междугрядия (?). На грядки никогда в жизни нельзя наступать ногами. Между грядками должна расти трава. Нигде не должно быть голой земли.
2. Зепп Хольцер вокруг большого участка рекомендует делать метровые или полутораметровые валы (лучше двойные), внутри которых закладывать стволы деревьев, которые будут накапливать воду и перегнивать, а снаружи обкладывать органикой (сеном, соломой) и засаживать растениями. Такие валы будут защищать весь участок от ветра и сами служить грядками.
В Украине популярны "грядки Розума". это не огромные валы, но в них тоже закладываются стволы деревьев, которые весной накапливают воду, а летом отдают.
В Подмосковье и в северных районах хорошо бы делать высокие грядки, чтобы весной быстрее прогревались.
3. Для перегнивания любой органики необходим кислород. Поэтому никакую органику, особенно на глинистых почвах, нельзя глубоко зарывать. Это касается, в первую очередь, ям для деревьев и кустарников.
4. Совершено неправильно думать, что чем гуще посадишь, тем будет больше урожая. Кабачки и огурцы надо сажать на расстоянии минимум 1 м, помидоры - 50 см. и т.д.
5. Вырванный сорняк надо не нести на компостную кучу, а бросать тут же. Но если на грядке хороший слой мульчи, то сорняков там не будет. Пространство между грядками надо косить, в жаркое время - не низко, траву бросать либо здесь же, либо на грядки. Компостные кучи нужны разве для бытовых отходов. Природа никаких компостных куч себе не делает.
6. Никакое растение не любит рыхлую землю. В природе не бывает никакой рыхлой земли. Растения любят структурированную, плодородную землю.
7. В Украине начиная с середины мая практически весь солнечный день где-то с 11.00 до 17.00 растения не живут и не растут, а еле-еле выживают под палящим солнцем. Это касается любых регионов, в том числе и Подмосковья, когда температура поднимается выше 28-30 градусов. Необходимо в этот период, по возможности, огород затенять.
8. Нет никакого смысла сажать растения "пораньше". Тем более нет смысла пораньше, в феврале, сажать рассаду. По возможности, ничего не следует сажать рассадой. В природе никакие растения на пересадку не запрограммированны.
9. От полива сверху по листьям шлангом холодной водой из скважины картошка и помидоры очень рано заболевают фитофторой, а огурцы мучнистой росой или пероноспорозом. Поэтому любые растения надо поливать водой, по-возможности, нормальной температуры, под корень, а не на листья. Огурцам и помидорам, по-возможности, устраивать подобие крыши, чтобы и дождь их листья лишний раз не мочил. В Подмосковье помидоры, перцы, баклажаны без теплицы или парника особо и не вырастишь.
Сколько себя помню, мы всегда всё делали неправильно. И минимум 70% людей все или почти все делают неправильно. Мы всегда удивлялись, что где-то на обочине дороги какой-то случайный подсолнух или где-то в бурьянах случайно выросший помидор, за которым никто не следил, давал урожай не хуже. чем у нас на огороде, куда было вложено столько труда.
По весне мама говорила: Надо перекопать огород!.Участок возле дома мы перекапывали лопатами, "большой огород" у реки перепахивал тракторист. . Потом в "рыхлую" землю сажали картошку, ходили по огороду, где придётся. После первого же дождя земля схватывалась коркой, её было необходимо рыхлить. Потом картошку окучивать. Вылезший бурьян вырывали с корнем и относили на компостную кучу.. С начала лета начинало жарить солнце, голая земля накалялась до 60 градусов, все растения к полудню опускали листья, мама с папой ездили каждый день поливать. Поливали из шланга как придется, уже в июле вся картошка умирала от фитофтороза, в августе погибали помидоры. Огурцов собирали по нескольку штук с куста. В голой прогреваемой земле сразу же заводились муравьи, которые разводили тлю на окрестных деревьях и кустах, на капусте, со временем появилось много медведки. Но на "большом огороде", где огурцы и помидоры поливали намного реже и не холодной водой, они доживали до конца августа. Но кое что мы, конечно, собирали. Мама подкармливала все растения болтушкой из конского или коровьего навоза, к концу мая - середине июня вся земля могла уже покрыться зелёным слоем культурных растений и солнце месяц-полтора, при регулярном поливе, своими лучами до земли добраться не могло. Кабачки нечем не болели и их созревало столько, что мы постоянно раздавали соседям, а потом оставляли их на скамейке перед подъездом для всех желающих.
Когда я ещё учился в школе, у нас ещё не было "дачи", тогда маме или папе всегда давали "огороды" на работе. И мы всей семьей в выходные ездили их полоть, травить жуков и т.д. При плодородной земле вся эта неправильная агротехника особенно сильно не вредила. Тем более, что те "огороды" мы никогда не поливали.
Наибольший урожай мы получили на самом первом огороде, наверное это было лето 1976 года. Огород дали на заливных лугах у Ворсклы (у села Гора). И сошлось несколько благоприятных факторов. Дали очень поздно и мы сажали все в конце мая. Засух не было. Жары не было. Почва была очень плодородной. И главное, мама ещё плохо знала, на каком расстоянии что нужно сажать. Поэтому брала по максимуму. И капусту, например, посадила 2 на 2 метра. Рассады, наверное, было мало. И эта капуста легко заняла все доступное ей пространство, качаны были килограмм по 15-20.
На хорошей земле как не сажай, поначалу все вырастет. Но потом она все равно начнет обедняться (если река каждый год новый ил не приносит). Поэтому все равно придется вносить либо перегной, либо минеральный удобрения. А природное земледелие предполагает полный запрет на любые минеральные удобрения. В принципе, должно хватать травы для мульчирования грядок, скошенной на других частях участка. Это в идеале, но обычно люди косят несколько раз в год где-то за пределами участка, берут траву у соседей, которые стригут газоны, покупают где-то солому и т.д.
Природное земледелие предполагает минимальную работу в сравнении с традиционным. Никаких перекопок, рыхлений, окучиваний, прополок, Полив очень редко, по необходимости. "Огород для ленивых" - так одна из книг Бублика называется. Но в самом начале нужно определенный труд вложить, систему запустить. Один раз перекопать грядку в момент её устроения, обычно, придется. Чтобы в песок добавить глину или в глину песок, в Подмосковье стоит положить сетку от кротов. Но можно и с самого начала ничего не перекапывать. На дерн положить немного органики и земли, сверху накрыть картоном или агроволокном, в дырки в агроволокне или картоне что-нибудь посадить. В первый раз лучше кабачки или тыквы. Без света дерн перегниет, кабачки дадут урожай.
На фото фрагменты нынешнего состояния нашего полтавского огорода. (младший брат прислал). Все ошибки, какие только возможно, совершены. Перед посадкой 10 дней назад все перекопано (там ведь такие бурьяны были, как я бы я в них сажал? аргумент!), в лунке сидит почему-то два (?) помидора, вокруг голая земля, вовсю жарит солнце, ничего не притенено, корни у рассады были плохие, никто дополнительно ничего не поливал, землю не мульчировал (да почти каждый день дожди были! аргумент), половина рассады за десять дней погибла. Картошка чувствует себя лучше, потому что пока питается от клубня, но при таком уходе - ей тоже не долго радоваться жизни.



jag

Про Бога любви.

В одной из веток в фэйсбуке мне верующий человек  пишет про то, что Христос заповедал любить ближнего как самого себя.
Спрашиваю его "Почему же ваш Бог убил всех египетских первенцев? Любя убил, надо полагать? По-вашему, Бог заповедовал убивать людей за супружескую измену, за непочтение к родителям, за поклонение идолам. Так этих людей надо любить или убивать? Или, любя, убивать?"
Он отвечает "...Он есть Бог любви, справедливости и праведности. Теперь к вашим "несчастным" египтянам... "Так почему же ваш Бог убил всех египетских первенцев? Любя убил, надо полагать?" Ответ: Первенцы - это старшие дети в семье, которые с юности уже были воинами и вдоволь наиздевались над рабами-евреями (Исход 1 и 5 главы), устроив им настоящий геноцид. Бог по-хорошему предупреждал фараона, прежде чем стал насылать казни, последняя из которых поразила и первенцев. Бог позволил ангелу смерти пройти по Египту и забрать их жизнь. Безо всякой любви, так как тут она не при чём, а Бог как источник Жизни имеет власть на своими творениями, особенно когда они идут против Его ясно выраженной воли и угрожают благополучию Его детей. Что касается заповедей, наказывающих за измену, идолопоклонство и тд. - надо рассматривать в том же ключе: Заповеди предупреждают людей от совершения проступков, которые угрожают нравственности и единству народа, а так же оскорбляют и оскверняют Божий образ, по которому создан человек. Я уже писал Вам, что согласно Библии - Святость Божьего устройства мира неизмеримо важнее ценности человеческой жизни, согласны ли с этим гуманисты или нет. Источник Жизни, Справедливости и Мудрости принимает решения, исходя из всего многообразия причин и следствий."

Помню, как в первом классе нам учительница говорила, что дедушка Ленин очень любил природу и это можно доказать тем, что он очень любил охоту. Что мол, охотник не только убивает зверей, но и наблюдает за ними. И это было одно из первых воспоминаний, когда моральное чувство тебе говорит, что здесь у взрослого авторитетного человека концы с концами не сходятся. Так же и христиане вынуждены всю жизнь связывать несвязываемое, доказывать недоказуемое. Например, что Бог очень любит людей, а когда их сам убивает или ангелу позволяет убивать, то всё равно он прав и это люди сами виноваты.
jag

О чем не учил Иисус.

В Евангелиях мы никогда не видим Иисуса или его учеников за книгой. "Книжники" из Евангелий - этоведь античный аналог нынешних профессоров, но у Иисуса для них находятся исключительно проклятия. У Иисуса мы не найдем нигде призыва: Дети и юноши, хорошо учитесь, набирайтесь мудрости у своих учителей!
У Иисуса нет ни слова, ни полслова про то, как следует воспитывать детей. Более того у Иисуса ничего про то, что рожать и воспитывать детей, да и вообще заводить семью - это хоть сколько-нибудь хорошее дело. Иисус прямо говорит, что детей и семью надо бросить: "если кто приходит ко Мне и не возненавидит отца своего и матери, и жены и детей, и братьев и сестер, ... тот не может быть Моим учеником" Лк. 14:25. "И всякий, кто оставит домы, или братьев, или сестер, или отца, или мать, или жену, или детей, или земли, ради имени Моего, получит во сто крат и наследует жизнь вечную". Мф. 19:29.
Иисус нигде не говорит, что надо честно и много трудиться. Иисус прямо говорит, что его ученики работать не должны, а должны бросить все свои дела и жить на милостыню: "Посему говорю вам: не заботьтесь для души вашей, что вам есть и что пить, ни для тела вашего, во что одеться. Душа не больше ли пищи, и тело одежды?
Взгляните на птиц небесных: они ни сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш Небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?" Петру, Андрею, Иакову, Иоанну Иисус говорит бросить сети для ловли рыбы, Матфею - сбор налогов, те так и поступают.
Тем более Иисус нигде не говорит, что надо любить Родину, храбро за неё сражаться и т.д. Если бы он услышал "О Богохранимей стране нашей, властех и воинстве ея, Господу помолимся!", то перевернулся бы в гробу.
Почему так? Потому что Иисус был уверен, что приблизилось Царствие небесное, что до его второго пришествия совсем недолго, год-два-три, максимум пять. Так какой смысл что-то делать, заводить семью, детей, чему-то учиться, если вот-вот всё изменится?
Апостол Павел был вынужден признать, что последние времена отодвигаются и в таких обстоятельствах проповедовать всеобщий отказ от труда и семьи не стоит, поэтому он много наговорил про то, что кто не работает, тот не ест, что мужья, любите ваших жен, что дети, будьте послушными и т.д. То,что Иисус учил о прямо противоположном, Павла не волновало. Кроме того, Павел произвел революцию своим интернационализмом "Ни эллина, ни иудея" и своим поклонением государственной власти "Нет власти не от Бога". Ничего подобного Иисус не говорил. Но вот про то, то детям стоит хорошо учиться, Павел тоже ничего не сказал. Он тоже, наверное, думал, что если не через 10, то через 15-20 лет Иисус все-таки придет обратно. Да и никакой особой мудрости первые христиане ни у кого, кроме себя, не признавали.