golovin1970 (golovin1970) wrote,
golovin1970
golovin1970

Categories:

Владимир Высоцкий: диссидент или советский человек?

Эх, как много нужно оговорок сразу делать, в контекст самому входить и потенциального читателя вводить. Последние несколько дней я слушаю две имеющиеся у меня кассеты с песнями Высоцкого. Много лет я его вообще не слушал, а когда и слушал – не прислушивался. В перестройку вышли его 20 (если мне не изменяет память) пластинок. Я слушал некоторые из них и у меня отложилось в голове, что когда Высоцкий между песнями разговаривает, то производит впечатление недалёкого и не очень умного человека, но в песнях эта его ограниченность никак не проявляется, а проявляется артистизм, юмор, талант, ничего лишнего и т.д. Как будто бы ему действительно голос нашёптывал. Дней десять назад я прочитал вроде как последнее интервью Высоцкого, данное пятигорскому телевидению (?) и никакие мои опасения увидеть банальности и штампы не подтвердились.
Года три назад мне довелось поговорить с представителем Аслана Масхадова в Европе, министром здравоохранения ЧРИ Умаром Ханбиевым. Я спросил его, в частности, что он слышал в молодости, когда учился в институте (а это было в 70-х годах в Махачкале) о Сахарове и диссидентах. А он этим мало тогда интересовался, но чтобы что-то ответить, он стал говорить о том, что они (студенты мединститута) любили Высоцкого, слышали, что он преследуется властями, знали о его триумфальной поездке в Париж и т.д. И я подумал тогда, что вот, оказывается, кто был для «народа», для самых дальних концов империи символом если не диссидентства, как открытого противостояния системе, то уж точно символом инакомыслия и свободомыслия. Никакие меморандумы Сахарова и Хроники текущих событий до Махачкалинского мединститута не доходили, а песни Высоцкого доходили.
И сегодня, прослушав три десятка его песен, я делаю вывод, что антисоветский потенциал его песен был очень высок. Прежде, чем продолжить дальше, надо определиться, что главное в «советскости». Какой ассоциативный ряд у меня образуется: голос единицы тоньше писка, homo sovetikus, антисоветская агитация и пропаганда, служба в армии – священный долг и почётная обязанность каждого советского человека, советская власть его кормила, учила, а он... А ещё слова капитана Воробьёва Маресьву: «Но ты же советский человек». Но главное для советского человека все же не энтузиазм и готовность к самопожертвованию, а предпочтение целого части во многих смыслах, как и для любого другого тоталитарного или традиционного общества. Это подчинение личности различным коллективным структурам над ней. Подчинение вплоть до растворения. Отсюда и возникает идея, что у человека есть долг перед Родиной, Государство. Нельзя сильно выделяться, нельзя «отрываться от коллектива». Это всё общие признаки «тоталитарного человека». Но «человек тоталитарный» - это род, а «человек советский» - это вид со своими видовыми отличиями. Эти отличия таковы: лень, безалаберность, безответственность, некое преклонение перед «простым» человеком, народом, теми, кто «у станка и плуга» и недоверие к образованию, науке и чистому искусству. Но и конечно, неприятие Запада и западного. Советская действительность породила такой феномен, как советскую интеллигенцию которая одной ногой ступала в пространство свободы и личности, а другой прочно стояла в совке. «60-е годы: мир советского человека» - так называется книга Вайля и Гениса. Но они скорее описывают мир советского интеллигента-шестидесятника. В этом мире есть и преклонение перед наукой, но прежде всего физикой, и заворожённость космосом, и увлечение Хемингуэем, и интерес к Кастро и Кубинской революции, и стремление вернуться к Ленину и «ленинским нормам партийной жизни», и неприятие «мещанства», «рвачества», «потребительского образа жизни» и вера в «коммунизм по Стругацким».. И эта советская интеллигенция порождала диссидентов, которые уже не на 50, а на 80-90-95% освободились от совка. Когда я ставлю вопрос о диссиденстве Высоцкого, я, разумеется, не имею ввиду «профессиональное» диссиденство, как-то писание писем протеста, печатание листовок, самиздата, выход с плакатами на площадь и т.д. Я отлично знаю, что Высоцкий писем не писал и на площадь не выходил. Я имею в виду диссиденство как мировоззрение, противоположное советскому мировоззрению. И я даже не собираюсь его описывать. Это просто нормальное мировоззрение, критичное ко всем предпосылкам вообще и к своей стране в частности, такое, какое должно быть (такое, как у меня. И это не гордыня, а просто осознание факта, что никак иначе я не могу мыслить о нормальности). Поэтому вопрос в заглавии мог бы звучать по-другому: «Владимир Высоцкий: нормальный человек или совок?» А ещё точнее: Сколько в Высоцком «советскости»?
Общее моё впечатление о Высоцком сегодня таково. По какой-то совершенно загадочной для меня причине Высоцкий сумел выскочить из советской действительности, и увидеть мир, историю, людей взглядом свободного человека, свободного от советской пропагандистской шелухи. Правда не на 100%, об этом позднее. Ведь многим диссидентам приходилось по капле выдавливать из себя «советскость», они проделали долгую идейную эволюцию. Тот же Буковский начинал с чтения Ленина.
Итак, опишу мир Высоцкого. Высоцкий написал сотни песен, в которых достаточно много тем. Я рассмотрю только те темы, которые имеют отношение к поставленному в заглавии вопросу.
Сатира политическая и социальная. Социальной больше, политической меньше. Принципиальный вопрос, кто объект его сатиры? Не Запад и не интеллигенция в своих разных видах. А исключительно и только (пусть меня поправят) «простой советский человек» «от станка и плуга». «Диалог у телевизора» («Ой, Вань, гляди-кось - попугайчики! Нет, я, ей-богу, закричу! А это кто в короткой маечке? Я, Вань, такую же хочу») «Про речку Вачу и попутчицу Валю», «Я был слесарь шестого разряда» («Я один пропиваю получку и плюс премию в каждый квартал»), «Бал - маскарад» («Я платье, говорит, взяла у Нади, Я буду как Марина Влади, и проведу, хоть тресну я, часы свои воскресные, хоть с пьяной твоей мордой, но в наряде») «Письмо из деревни» («Ты уж, Коля, там не пей, потерпи до дому, Дома можешь хоть чего, можешь хоть в запой, Мне не надо никого, даже агронома, Хочь культурный человек, не сравню с тобой»), «Письмо из Москвы в деревню» («Пусть починют наш амбар - ведь не гнить зерну! Будет Пашка приставать - с им, как с предателем! С агрономом не гуляй, - ноги выдерну, Можешь раза два пройтись с председателем»), «Инструкция перед поездкой за рубеж» («Ох, я в Венгрии на рынок похожу. На немецких на румынок погляжу! Демократки, уверяли кореша, Не берут с советских граждан ни гроша.»)
(наверняка можно добавить). Все эти песни, взятые в целом, есть прямое «очернение советской действительности». Высоцкий как бы говорит, что нет никакого «пролетариата – носителя передового сознания», там, где вы хотите найти истинных носителей правды и нравственности, я вижу алкоголизм, безответственность и моральное убожество.
Правда, у Высоцкого есть не очень удачный «Гимн шахтёрам» с совсем не советской поэтикой (словами и образами) «Из преисподней наверх уголь мечем, Мы топливо отнимем у чертей, Свои котлы топить им будет нечем!». Но там нет никакого шахтёра-героя. И есть очень удачная песня о шофёре «Дорожная история»:

Я вышел ростом и лицом,
Спасибо матери с отцом,
С людьми в ладу, не помыкал, не понукал,
Спины не гнул, прямым ходил,
И в ус не дул, и жил как жил,
И голове своей руками помогал...
...Я отвечаю: «Не канюч!»,
А он за гаечный, за ключ
И волком смотрит, он вообще бывает крут.
А что ему? Кругом пятьсот,
И кто кого переживёт,
Тот и докажет, кто был прав, когда припрут...

В этой песне простой шофер – объект восхищения автора. И это вроде бы противоречит моей точке зрения. Ну и ничего. И я не буду писать, что Высоцкий здесь схалтурил, слепил Павку Корчагина на голом месте. Жизнь многослойна, и рабочие и крестьяне ведь не были сплошь люмпенами и алкоголиками. Здесь важна тенденция. Сатиры у Высоцкого по отношению к «народу» явно больше, чем восхищения.
В русской литературе и не только это давняя традиция – идеализация «простого человека», не испорченного городом, цивилизацией, образованием. Высоцкий очень хорошо знал цену «простому человеку», да ещё советскому. Платонов Каратаевых среди них почти не осталось, остались одни Шариковы.
Классический Шариков выведен в «Песне Завистника»: «Я ведь не из зависти, я так, Я по справедливости, и только... Ничего, я им создам уют, Живо он квартиру обменяет. У них денег куры не клюют, а у нас на водку не хватает». Завистник здесь – люмпен неопределённой профессии (рабочий, небось) и завидует он хорошо живущему геологу.
Ещё один Шариков появляется в «Песне антисемита»:
Зачем мне считаться шпаной и бандитом?
Не лучше ль податься мне в антисемиты?
На их стороне хоть и нету законов –
Поддержка и энтузиазм миллионов...
...По Курской, Казанской железной дороге
Построили дачи, живут там как боги.
На всё я готов: на разбой и насилье,
И бью я жидов, и спасаю Россию.

Характерно, что Высоцкий направляет стрелы сатиры исключительно в завистников хорошо живущих людей. Но у него нет совкового неприятия тех, кто хорошо живёт. Я вот не знаю его сатиры на директоров-начальников-взяточников, живущих не по средствам, как у Райкина.
Мне эта песня видится вполне актуальной и сегодня. Эта песня – хороший аргумент в споре с теми, кто сегодня видит в Высоцком великого Руссского ( с большой буквы и с тремя «с») поэта. В споре о том, с кем бы сегодня был Высоцкий, если бы... Пусть антисемит Высоцкого весьма карикатурен, но ведь у него нет песни о космополите, пусть даже и карикатурном. То есть, правильно чувствовал Высоцкий, откуда исходит опасность ещё тридцать лет назад.
Как пример политической сатиры я приведу песню «Письмо рабочих тамбовского завода китайским руководителям».
В Пекине очень мрачная погода.
У нас в Тамбове на заводе перекур.
Мы пишем вам с тамбовского завода,
Любители опасных авантюр.
Тем, что договор не подписали,
Вы причинили всем народа боль.
И извращая факты, доказали,
Что вам дороже генерал де Голль...
...Когда вы рис водою запивали,
Мы проявляли интернационализм.
Небось, когда вы русский хлеб жевали,
Не говорили про оппортунизм....
Вам не нужны не бомбы, не снаряды!
Не раздувайте вы войны пожар!
Мы нанесём им, если будет надо
Ответный термоядерный удар....
И не интересуйтесь нашим бытом!
Мы сами знаем, где у нас чего.
Так наш ЦК писал в письме закрытом.
Мы одобряем линию его.


Как песня она, конечно, не самая известная и не самая лучшая. Но, в основном, именно она вызвала во мне поток мыслей, которые я изливаю сейчас на жёсткий диск. В ней Высоцкий откровенно издевается над советской политической риторикой, и, соответственно, показывает, что он находится вне всей этой системы, которая производит такую риторику. Характерно, что носители «совковости» здесь опять оказываются «рабочие тамбовского завода». Написал это и подумал, что ведь сейчас появилось достаточно Руссских патриотов, готовых подписаться под каждым словом тамбовских рабочих, это само собой, но и не увидеть здесь никакой иронии, доказывать, что сам Высоцкий отнюдь не издевается, а пишет всерьёз от себя. (Тем более, что у Высоцкого есть много сатирических строк и непосредственно о Мао и китайском социализме).
Война. Перед написанием этого текста я послал вопрос «Высоцкий: диссидент или советский человек?» в проект Маил.ру «Спроси у людей» http://otvet.mail.ru/question/6676528/ . Один из ответов был, что советский на 80% потому, что пил и писал патриотические песни про войну. Да писал про войну. Но какие песни? Высоцкий писал про войну так, как если бы жил сейчас и читал современную полемику, видел фильм «Штрафбат» и т.д. То есть он опять же выпрыгнул из советской действительности. Кто там герои? Кто антигерои? Герои (те, кто выиграл войну), там простые солдаты и нет среди них коммунистов, политруков, военоначальников. Даже офицеров там вроде бы нет. Песни Высоцкого о войне двух типов: либо очень обобщенные и метафорические («Кто сказал, что земля умерла», «Он не вернулся из боя», «Песня о звёздах») которые можно отнести почти к любой войне, причем они могут быть близкими и понятными, нередко, обеим сторонам. А второй тип – это песни с некоторой жизненной конкретикой, больше социальные, чем экзистенциальные, и они, как правило, выбиваются из всех советских канонов и образов войны. Вот песня «Тот, который не стрелял»:
...Однажды языка я
Добыл да не донёс.
А странный тип Суэтин,
Неутомимый наш,
Ещё тогда приметил
И взял на карандаш.
Он выволок на свет и приволок
Подколотый, подшитый материал.
Никто поделать ничего не мог.
Нет, смог один, который не стрелял...

Героя расстреливают по приговору трибунала за просто-так, но он оказывается «недострелённым», и после госпиталя возвращается воевать в свой же взвод, который его расстреливал. Вот такая «советская патриотическая песня».
Следующая песня о войне «Все ушли на фронт»:
Все срока уже закончены,
А у лагерных ворот,
Что крест-накрест заколочены,
Надпись: «Все ушли на фронт!»...
Там год за три, если бог хранит,
Как и в лагере зачёт.
Нынче мы на равных с вохрами,
Нынче всем идти на фронт.
У начальника Берёзкина
Ох и гонор, ох и понт!
И душа крест-накрест досками,
Но и он пошёл на фронт.
Лучше было б сразу в тыл его,
Только с нами был он смел.
Высшей мерой наградил его
Трибунал за самострел...


Так же во времена Высоцкого было табу на теме о «Штрафных батальонах»
Всего лишь час дают на артобстрел,
Всего лишь час пехоте передышки,
Всего лишь час до самых главных дел,
Кому до ордена, ну а кому до вышки.
За этот час не пишем не строки,
Молись богам войны – артиллеристам,
Ведь мы ж не просто так, мы штрафники,
Нам не писать: «Считайте коммунистом!»


Вот кого делает Высоцкий героями своих военных песен: штрафников, зэков, оклеветанных и расстрелянных. Я, конечно, не могу охватить взором все военные песни Высоцкого, но полагаю, что тенденцию вижу правильно и чётко. Про штрафников, зэков, несправедливо осуждённых он пишет песни, а про кадровых военных, отцов-командиров, поднимающих полк в атаку, политруков-коммунистов, укрепляющих моральный дух, тем более военноначальников с конкретными именами, как-то не очень. Нет, кстати, ничего про партизан, подпольщиков, разведчиков-Штирлицев, диверсантов. И анти-герои для него не столько немцы (в песне «Идут по Украине солдаты группы «Центр», не чувствуется такой уж особой ненависти автора к этим солдатам), сколько свои же: особист Суэтин, начальник Берёзкин да откосивший от фронта Серёжка Фомин. И уж, конечно нет среди анти-героев власовцев, полицаев, бендеровцев, лесных братьев и т.д.
Если кратко сформулировать диссидентско-либеральный взгляд на войну, то он состоит в том, что за начало войны в значительной степени несут ответственность Сталин и СССР, что причиной потерь и поражений была кадровая, экономическая и т.д. политика Сталина, что советский народ выстоял и победил не благодаря коммунистам, особистам, коллективизации и индустриализации, Советской власти в целом, а вопреки всему этому. И не то, чтобы Высоцкий все эти положения сознательно разделял, или, тем более, выразил. Но он выразил некоторую часть из них, и, главное, ни одной строкой он этой позиции не противоречил. Я не думаю, что хоть у одного диссидента-либерала есть хоть одна претензия хоть к одной песне Высоцкого о войне.
Важно то, что Высоцкий в своих песнях о войне не делает никаких коньюктурных выводов, как Евтушенко в песне «Хотят ли русские войны?». У Евтушенко ведь эта его песня – поэтическое выражение советского лозунга «СССР борется за мир». Евтушенко здесь «солдат, что под берёзами лежат» заставляет свидетельствовать о миролюбивой политике СССР. Вообще, Евтушенко как-то принято считать поэтом-антисоветчиком. Притом, что он писал и про Братскую ГЭС и про Кубу, и много чего ещё. Мне кажется, что во уровню антисоветскости (нормальности), он в подмётки Высоцкому не годится.
Спецслужбы. Пусть меня поправят, но у Высоцкого нет ни одной хорошей строки о спецслужбах. Про особиста Суэтина из «Того, который не стрелял» смотри выше. Грязной деятельности спецслужб ещё в сталинские времена Высоцкий посвятил целую песню: «Попутчик»:
...Я не помню, кто первый сломался,
Помню, он подливал, поддакивал,
Мой язык как шнурок, развязался,
Я кого-то ругал, оплакивал...
А потом мне пришили дельце
По статье уголовного кодекса,
Успокоили: «Всё перемелется»,
Дали срок, не дали опомниться...
Пятьдесят восьмую дают статью,
Говорят: «Ничего, вы так молоды».
Если б знал я с кем еду, с кем водку пью –
Он бы хрен доехал до Вологды!


Про современных Высоцкому наследников Дзержинского есть у него полушуточная песня «Перед выездом в загранку»:
...Личность в штатском - парень рыжий -
Мне представился в Париже:
"Будем с вами жить, я - Никодим.
Вел нагрузки, жил в Бобруйске,
Папа - русский, сам я - русский,
Даже не судим"...
Со мной он завтракал, обедал,
И везде - за мною следом, -
Будто у него нет дел.
Я однажды для порядку
Заглянул в его тетрадку -
Просто обалдел!

Тут главное состоит в том, что у Высоцкого нет в отношении спецслужб каких-то полутонов «С одной стороны, с другой стороны». Чёрный цвет и никаких полутонов. Кстати, Высоцкий про милицию написал песню «Давайте выпьем, за тех, кто в МУРе», не говоря уже про Жеглова. Про Высоцкого бытует такой штамп, что, мол, его любили все от студента (рабочего и т.д, варианты возможны разные) до, почему то, генерала КГБ. Конечно, есть много чудес на свете, друг Горацио, и такое чудо вполне допускаю, так как каждый человек широк или хотя бы может быть широк. Для моей темы важно не то, что генералы КГБ любили Высоцкого, а то, что Высоцкий не любил генералов КГБ. Про «происки» же Запада у Высоцкого, само собой, нет ничего, зато есть про совковое представление об этих происках: «Пародия на плохой детектив».
Решил я, было, на этом месте подводить уже итог своему эссе, но, думаю, дай, посмотрю тексты Высоцкого в Интернете. А то пишу все на основе только памяти и двух имеющихся у меня кассет. Посмотрел, и обнаружил, что я знаю только малую часть творчества Высоцкого. И то, что я прочитал, только укрепило меня в моих позициях. ( Кстати, «Странный тип Суэтин» - это у меня на кассете, а в прочитанном мной варианте звучит как «особист Суэтин». А я ведь про «особиста» писал по наитию! Попал! А шофер из «Дорожной истории», в прочитанном варианте семь лет сидел по доносу до того как стал перегонять за Урал МАЗы!).
Вот, например, короткое стихотворение или песня:
Подымайте руки, в урны суйте
Бюллетени, даже не читав, -
Помереть от скуки! Голосуйте,
Только, чур, меня не приплюсуйте:
Я не разделяю ваш Устав!

Прямо символ политической веры: "Я не разделяю ваш Устав"!  И это уже в 1966 году! Редкий из диссидентов мог выразиться тогда столь радикально.
Более того, у Высоцкого, оказывается, есть абсолютно диссидентская песня о процессе над Синявским и Даниелем(!):
Вот и кончился процесс,
Не слыхать овацию -
Без оваций всё и без
Права на кассацию.

Изругали в пух и прах, -
И статья удобная:
С поражением в правах
И тому подобное.

Посмотреть продукцию:
Что в ней там за трещина,
Контр- ли революция,
Анти- ли советчина?

Но сказали твердо: "Нет!
Чтоб ни грамма гласности!"
Сам все знает Комитет
Нашей безопасности.
(и т.д.)
Эти стихи могли бы стать украшением любого самиздатовского литературно-политического альманаха.

Нашёл я песню о позорном поведении советских войск в дни варшавского восстания:
В моем мозгу, который вдруг сдавило
Как обручем (но так его, дави!),
Варшавское восстание кровило,
Захлебываясь в собственной крови.

Дрались худо, бедно ли,
А наши корпуса
В пригороде медлили
Целых два часа.
(и т. д.)
Вот какое событие из всего происшедшего за время войны не давало  Высоцкому покоя!

Вот его отношение к левой идеологии:
Новые левые - мальчики бравые
С красными флагами буйной оравою,
Чем вас так манят серпы да молоты?
Может, подкурены вы и подколоты?!

Слушаю полубезумных ораторов:
"Экспроприация экспроприаторов..."
Вижу портреты над клубами пара -
Мао, Дзержинский и Че Гевара...
И не надеюсь, что я переспорю их,
Могу подарить лишь учебник истории.

Вот, как будто сегодня написано!

В 1979 году перед самым концом, Высоцкий оглядывается на свою жизнь и своё время:
Но свысока глазея на невежд,
От них я отличался очень мало -
Занозы не оставил Будапешт,
А Прага сердце мне не разорвала...
И нас хотя расстрелы не косили,
Но жили мы, поднять не смея глаз, -
Мы тоже дети страшных лет России,
Безвременье вливало водку в нас.

Оставили Высоцкому занозы и Будапешт и Прага, иначе бы не вспоминал!
Сегодня имеется достаточно людей (вероятно, большинство), которые на вопрос о том времени отвечают : "Замечательное время!", а на вопрос о песнях Высоцкого: "Замечательные песни, очень любили и любим!" Конечно им можно ткнуть в оценку самим Высоцким своего времени: "страшные годы" и "безвременье".  Но остаётся проблема, что Высоцкого любили (и любят) не только явные или скрытые противники советской власти. А решение этой проблему состоит в том, что поэзия Высоцкого ни в коей мере не сводится к явной или скрытой критике советской системы. У Высоцкого достаточно не политизированных песен.
Под конец я, как и обещал, добавлю в бочку мёда ложку дёгтя. У Высоцкого есть песня «Я покинул Расею», в которой он с гневом опровергает слухи о своём отъезде:
Я смеюсь, умираю от смеха:
Как поверили этому бреду?!
Не волнуйтесь - я не уехал,
И не надейтесь - я не уеду!


Более того, у Высоцкого есть песня с осуждением уезжающих евреев:
Куда, куда вы, милые евреи,
Неужто к Иордану в Израиль?

...Меняете вы русские просторы,
Лихую безнадежность наших миль
На голдомеирские уговоры,
На этот нееврейский Израиль?!

Может, при исполнении этой песни там слышна ирония. Но в тексте я иронии не заметил. В песне же про себя никакой иронии точно нет. Высоцкий оскорбляется такими подозрениями. И тут он сын своего времени. Родина – мать, и нет ничего хуже чем, бросить свою мать и т.д. Причём сам Высоцкий немалую часть года проводил в Париже. Но цвет паспорта для него имеет такое большое значение. Хотя, вполне вероятно, для Высокого главное было то, что уехав «насовсем», он автоматически закрывает себе дорогу обратно. В любом случае, в современных условиях этой проблемы у Высоцкого точно не было, да и слухи бы такие не могли возникнуть.

P. S. Да, необъятная это тема. Оказывается, отец Высоцкого был стукачём в КГБ и стучал на сына. И Высоцкий об этом знал. http://vysotskiy.niv.ru/vysotskiy/monologi/064.htm И сообщает об этом другой стукач или сотрудник КГБ некий Горский. И, что, мол, Высоцкий с ним (Горским) общался, зная, что тот ведёт запись разговора (что очень не похоже на правду). Вообще, можно эту тему расширять и расширять, но я останавливаюсь.
Tags: Высоцкий
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments