golovin1970 (golovin1970) wrote,
golovin1970
golovin1970

Categories:

О Северной войне и Полтавской битве

Полтавская битва входит в число великих русских побед, конструирующих сначала  российскую имперскую, затем советскую, а теперь современную российскую идентичность. 1242, 1380, 1709, 1812, 1945 – считаются самыми славными датами российской истории, победами русского оружия, демонстрирующими «силу духа», моральную безупречность и т.д. русских воинов, битвами со 100-процентной моральной правотой на русской стороне.

Про Северную войну и Полтавскую битву можно найти в Интернете (и не только) множество текстов. Но в них за множеством деталей и подробностей не видно целого, за деревьями иногда просто не виден, а иногда и сознательно скрыт лес. Здесь я собираюсь коротко описать моральную сторону тех событий, как их себе представляю.

В массовом сознании Полтавская битва и её предыстория выглядит так: шведский король Карл XII с самой сильной армией в Европе пришёл завоёвывать русскую землю, а царь Пётр I, продемонстрировавший полководческий талант, и доблестная русская армия наголову разбили самую сильную европейскую армию. Единственно, что в таком описании выглядит адекватно, это то, что «наголову разбили».

Итак, Северную войну начали в 1700 году Дания, Польша и России без малейшего повода со стороны Швеции. Датский король Фредрик IV, польский король и саксонский курфюст Август II Сильный и русский царь Пётр I решили, что шведский король весьма юн и неопытен (18 лет), и навалившись на него втроём, можно будет, как минимум, откусить хорошие куски шведской территории. В начале 1700 года Август Сильный вторгся в Лифляндию и осадил принадлежащую шведам Ригу, а Фредерик VI вторгся в союзное шведам немецкое герцогство  Гольштейн-Готторп. В конце 1700 года Петр осадил принадлежащую шведам Нарву. Так началась Северная война.

100%  российских текстов о Северной войне явно или неявно оправдывают действия Петра тем, что перед Россией стояли некие «внешнеполитические» или «геополитические» задачи, а именно – добиться выхода к морю, и Пётр обязан был их решать. Да, к тому же, у противника были «исконно русские земли», которые сам Бог велел отобрать обратно. Это стандартные оправдания любой захватнической войны. А Карл вроде бы как не имел права думать «Наши отцы собирали и не нам ими собранное разбазаривать». В российских текстах логика признаётся только при оправдании удержания собранного Россией. Насколько я могу судить, Карл не собирался в случае своей победы, присоединять к Швеции новые земли. Ему достаточно было обезопасить себя от угрозы нападения. После разгрома Польши он поставил там лояльного себе короля – Станислава Лещинского, и то же хотел сделать в случае победы над Россией.

Но сначала Карл неожиданным десантом под Копенгаген (1700) вывел из войны Данию. Потом он двинулся к осаждённой Петром шведской крепости Нарва. Победа при Нарве является крупнейшей победой шведов в их военной истории. До дня битвы – 30 ноября 1700 года –шведский гарнизон в 1500 человек около месяца оборонял Нарву от более чем 30-тысячной русской армии с 284 пушками. Карл пришёл с армией в 10 600 человек и сходу бросился в атаку на 37 тысячную русскую армию. Насколько я могу судить, артиллерия ни одной из сторон не применялась, так как русские побежали сразу. Некоторое сопротивление до вечера оказывали Преображенский и Семёновский полки. Русские потеряли около 15 тысяч убитыми и 12 тысяч пленными, шведы потеряли убитыми 667 человек. Русский и шведский варианты Википедии о количестве участников этой битвы и о потерях практически совпадают. http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%B8%D1%82%D0%B2%D0%B0_%D0%BF%D1%80%D0%B8_%D0%9D%D0%B0%D1%80%D0%B2%D0%B5

http://sv.wikipedia.org/wiki/Slaget_vid_Narva

После победы при Нарве Карл полностью списал Россию как военную силу и следующие 8 лет он воевал с Августом в Польше и Саксонии. А Пётр в это время брал одну за другой шведские крепости на Неве и в Прибалтике, и выигрывал некрупные сражения. Выпишу соотношение сил согласно современному российскому источнику http://infantry.kylt.ru/voikruz/nortwar.htm (там где таковое соотношение приведено): Битва у Эрестфера (русские –17 тыс, шведы – 7 тыс), сражение у Гуммельсгора (русские – 30 тыс, шведы 7 тыс), взятие Нотебурга (русские 2,5 тыс, шведы – 450 чел.), взятие Ниеншанца (русские – 20 тыс, шведы – 600 чел.), взятие Дерпта (русские – 23 тыс, шведы – 5 тыс.). Поразительно то, что шведы никогда не сдавали крепости при любом соотношении сил и при полной уверенности, что никакая помощь ниоткуда не придёт! А в сражениях опять же при любом соотношении сил шведы всегда атаковали первыми! Карл, повторяю, в это время гонялся по Польше и Германии за Августом, как за зайцем, хотя никакой видимой необходимости для шведов в этом не было (уже в 1701 году Карл взял Варшаву). А его крепости в это время падали одна за другой без всякой помощи извне и Пётр на месте Ниеншанца строил свою новую столицу и русский флот! Карл вроде бы говорил: «Пусть строят, что хотят, всё равно всё нашим будет!» Поведение Карла я характеризовал бы словами «преступная халатность» и «преступная самонадеянность». По всей видимости, как Карл, так и остальные европейцы воспринимали Петра и русских, как варваров, победа над которыми не может принести славу. А Август воспринимался как свой, и побеждать его было почётно. Вот Карл и добывал славу, пока Пётр добывал шведские крепости.

Итак, победив в десятке сражений в Польше и Саксонии, Карл вынудил подписать Августа в октябре 1706 года Альтранштадский мир и вывел его тем самым из войны. При этом уже в январе 1704 года королём Речи Посполитой сейм избрал шведского ставленника Станислава Лещинского. В январе 1708 года 45-тысячная шведская армия во главе с Карлом перешла Вислу и двинулась на Москву. Как говорят историки, Пётр избрал тактику «выжженной земли» и уклонения от генерального сражения. Так как Пётр в конце концов победил, то его поведение называют «тактикой» и видят в нем особую мудрость. Но если бы Пётр проиграл, то у историков была бы другая интерпретация событий: Пётр струсил. В июле 1708 года произошло удачное для шведов сражение при Головчине, в августе – неудачное при Добром, и 10 сентября – неудачное при Раевке. Все эти населённые пункты находились тогда не в России, а в Польше. И тут Карл принимает роковое решение – не идти на Москву, а повернуть на Украину. Видимо он понял, что русские сопротивляются и просто так не бегут, и что до зимы он может Москву не взять. И, конечно, роковую роль сыграло обещание Мазепы о том, что на Украине его ждут 50 тысяч казаков, гостеприимные украинцы и беспроблемная зимовка.

28 сентября 1708 года произошла битва при Лесной. Шедший на соединение с Карлом корпус Левенгаупта с боеприпасами и провизией был атакован русским отрядом под командованием самого Петра и, как минимум, потерял множество людей и весь обоз. Российский источник даёт следующие цифры: шведов – 16 тыс., русских – 12 тыс. в отряде самого Петра и 4 тыс. в отряде Боуэра. Потери шведов – 8 тыс. убитыми и 1 тыс. пленными, потери русских – 4 тыс. убитыми. Российская историография называет это сражение первой победой русских с численно равным, а нередко и превосходящим противником. Но, насколько я вижу ситуацию, мне представляется невероятным, чтобы русский отряд сам атаковал равный ему по численности шведский отряд и победил. Смотрю шведскую страницу Википедии http://sv.wikipedia.org/wiki/Slaget_vid_Lesna и вижу другие цифры: шведов – 12 тыс., русских – 15 500. Потери шведов – 1 тыс. убитыми и 4 тыс. «исчезнувших», потери русских – 1100 убитых и 2 300 раненых. Неплохое описание битвы есть здесь http://www.letopis.info/legends/18/northwar3.php В сухом остатке эта битва выглядит так. Русских действительно было если и больше, то не намного. Но, если я правильно понял, все русские – это кавалерия, а у шведов неизвестная мне часть, но видимо, не малая,  – пехота. Сражение 28 сентября закончилось ничейным результатом, стороны потеряли по 1000 человек и остались на своих позициях. Но Левенгаупт полагал, что он сражается с передовым отрядом, и назавтра может подойти остальная армия. И в этих условиях он принимает роковое решение: бросить весь обоз, скот, раненых, посадить пехоту на обозных лошадей и добраться до Карла хотя бы так. Отход шведы начали ночью, разведя для прикрытия бивачные костры. Этот отход принёс потерь намного больше, чем битва. Был хаос, неразбериха, смертельно уставшие люди вязли в болоте. Многие отряды заблудились в темноте, некоторые шведы грабили свои же оставляемые обозы. На утро Пётр увидел пустой лагерь и послал вдогонку отряд некого генерала Пфлуга. Основные силы уже никто не догнал, но тех, кто отстал или заблудился – частично порубили, частично взяли в плен, а часть из них ушла обратно в Ригу. Отсюда эта цифра 4 тысячи «исчезнувших» в шведской Википедии. Здесь есть мнение простых шведов об этой битве http://forum.skalman.nu/viewtopic.php?t=21413&start=0&postdays=0&postorder=asc&highlight=&sid=333d155024696553275c9e63aac03dd0

 

Итак, Карл обоза не дождался и решил зимовать на Украине. Как оказалось, на Украине его не особенно ждали. Партизанской войны, как я понимаю, никто особенно не вёл, но и продовольствие (а тем более порох, пули, ядра) никто не присылал, а, по возможности прятал.  За Мазепой пошло только 2 тыс человек. Зимовал Карл в районе городов Ромны и Гадяч, примерно посередине между Полтавой и Киевом. Зима была невероятно суровой. Приведу цитату из лежащего передо мной шведского учебника для 4-6 классов: «Шведские солдаты замерзали до смерти на своих лошадях, в телегах и палатках. Для полевых врачей была непрекращающаяся работа – они ампутировали обморожённые руки и ноги. Никогда на человеческой памяти холод не был таким сильным. Страдания солдат были страшными. Шведское войско уменьшилось до 23 тысяч человек.»  Немалые потери были не только холода Карл ввязывался в мелкие стычки (бой у Красного Кута, 11 февраля 1709) и брал не имеющие особенного значения крепости (Веприк, январь 1709, потерял тысячу человек), при этом лишаясь как людей, так и остатков пороха и боеприпасов.

30 апреля 1709 года Карл со всей армией подошёл к Полтаве, надеясь на хлебные запасы и на пополнение запасов пороха. Полтаву оборонял гарнизон под командованием полковника Келина численностью 6 тысяч человек. Причём защитники не чувствовали себя брошенными на произвол судьбы. На левом берегу Ворсклы, противоположном от Полтавы, действовал отряд под командованием Меньшикова, а 16 мая в крепость проник отряд численностью 900 человек под командованием полковника Головина (моего предка, возможно). Уже в конце мая на левый берег Ворсклы подошли главные силы русских во главе с Петром I. У шведов уже практически закончился порох, ядра, (и, возможно, пули) пушки лежали без дела, но шведы несколько раз пытались штурмовать город фактически голыми руками. Итак, согласно российской Википедии http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%9F%D0%BE%D0%BB%D1%82%D0%B0%D0%B2%D1%81%D0%BA%D0%B0%D1%8F_%D0%B1%D0%B8%D1%82%D0%B2%D0%B0

у Петра было 43 тыс человек и 72 пушки. Вспомним, что сделал Карл под Нарвой, имея в три раза меньшее, чем у противника, войско: сразу вступил в бой. Пётр, имея в два раза большее, чем у шведов войско, тянул с генеральным сражением ещё месяц. Но не надо думать, что через месяц Пётр переправился через Ворсклу, и понёсся в атаку на голодных, оборванных шведов два раза меньшей численности, у которых нет ни пороха, ни ядер, ни пуль. Нет, Пётр переправился через Ворсклу, укрепил, как мог свой лагерь, понастроил перед лагерем редутов и стал готовиться к обороне! Атака шведов не заставила себя ждать. Карл выступил в 2 часа ночи, надеясь на внезапность. Но внезапности не получилось. Шведы вроде бы не знали про редуты, а наткнувшись на них, задержались. Первые два они взяли, а из остальных солдаты по приказу (как сказано), отошли в основной лагерь. Пройдя редуты, шведы оказались у укреплённого лагеря и были встречены массированным артиллерийским и ружейным огнём. Потеряв немало людёй при взятии редутов и от пушечного огня, шведы штурмовать лагерь уже не стали и отошли в Будищенский лес. И только после этого Пётр вывел свою армию из лагеря и построил для генерального сражения. Шведы вышли из леса и тоже построились. Итак, согласно таблице в русской Википедии у Петра непосредственно на поле и в редутах 29 тыс. пехоты, 9 тыс. кавалерии и неуказанное количество пушек (а, судя по тексту, 72 пушки). У Реншильда (командующего сражением) 8200 пехоты и 8800 кавалерии. Согласно таблице в шведской Википедии http://sv.wikipedia.org/wiki/Slaget_vid_Poltava у Петра на поле - 40 500 человек и 100 пушек, у Реншильда - 17 000 человек и 4 пушки. Цифры почти совпадают.

Итак, 17 тысяч голодных и оборванных шведов (а на самом деле меньше, так как не одна сотня полегла при взятии редутов и от огня из лагеря, а несколько батальонов пехоты и конницы, пытаясь обогнуть редуты справа встретились с конницей Меньшикова и были разгромлены), с четырьмя пушками, почти без пороха, ядер и пуль становится напротив 40 тысяч русских со ста пушками. «И грянул бой, полтавский бой!» Шведы, разумеется, пошли в атаку первыми на стреляющих по ним из пушек и ружей русских. Как я вижу, основные потери шведы понесли при этой безумной, или безумно смелой атаке. И шведы почти совершили невозможное. Половина шведов погибла, но половина добежала до русской линии и чудо почти произошло. Русские побежали! Это был новгородский полк, стоящий в центре. Но Пётр на белом коне бросился к убегающим солдатам и остановил их. Атака шведов захлебнулась и они начали отходить.

Русские настолько радовались победе, что шведов никто особенно не преследовал. Оставшиеся в живых 7-10 тыс шведов соединились с 5-10 тыс шведов и казаков Мазепы, остававшихся у осаждённой Полтавы, и двинулись на юг в сторону Турции. Пётр сначала пировал, но потом опомнился и послал вдогонку конницу Меньшикова, 9 тыс. человек. Через Днепр смогли переправиться только Карл с несколькими сотнями человек, не было лодок. Оставшуюся армию Карл вверил Левингаупту, тому самому, кто командовал в битве у Лесной. Когда Меньшиков приблизился, 30 июня, Левенгаупт спросил у офицеров и солдат: Мы будем сражаться или нет? Желающих сражаться, тем более, при таком поведении короля, не было. Левенгаупт с остатками армии сдался в плен.

Карл ещё пять лет сидел в Турции, в Бендерах. Чувство гордости не позволяло ему возвращаться в Швецию проигравшим. Он пытался уговорить турецкого султана идти войной на Петра. Я эту историю не буду дальше продолжать. Скажу только, что его мечта почти осуществилась. Во время Прутского похода Пётр попал в окружение, его положение было абсолютно безнадёжным, и турки могли требовать от него что угодно, он бы на всё пошёл, только бы не попасть в плен. Но турки потребовали только возвращение Азова и всех занятых Петром турецких земель. В 1714 году Карл возвратился в Швецию, где не был уже почти пятнадцать лет! За время после Полтавской битвы и Август опять сел на трон в Польше, и Фредрик VI опять войну объявил. Карл надеялся всё наверстать, ведь ему в 1714 было только 32 года. В 1718 году он пошёл в поход против Норвегии, которая была тогда частью Дании. Там его настигла шальная пуля, причём многие шведы доказывают, что пуля была шведская. Ведь Швеция, ведя войну с 1700 года, была полностью истощена и больше никто воевать ни хотел, кроме Карла. Ништадский мир, положивший конек Северной войне, был заключён уже после его смерти, в 1721 году.

Tags: История, Швеция
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 24 comments