golovin1970 (golovin1970) wrote,
golovin1970
golovin1970

Categories:

Учение о нации. Краткий обзор западных теорий.

Все ниже написанное есть моя собственная попытка разобраться в пестроте теорий о нации. В определённой мере это есть результат занятий на курсе «Nation and nation-building» в Стокгольме. Как я буду использовать свои записи – пока не знаю. Буду рад критическим замечаниям.




В 1907 году немецкий историк Фридрих Майнеке предложил разделение наций на Kulturnation и Staatnation. И этим разделением пользуются и поныне.

Макс Вебер в книге «Хозяйство и общество» писал, что характерными чертами нации (национальности?) является представление об общем происхождении и общий язык. А результатом «общностного действия» (совместного действия) людей является образование политического союза, в первую очередь государства.

В 1970 году появилась основопологающая статья Walker ConnorNation-Building or National-Destroying?” где он указывает, что раньше, а особенно в школе связанной с именем Karl Deutsh, национальное строительство связывалось с борьбой буржуазии, крестьян, элит и масс и т.д., но никто не обращал внимание на этнический состав складывающейся нации. А ведь 90% современных государств не являются моноэтничными. Коннор указал, что с термином «нация» связана терминологическая путаница и его употребляют с одной стороны для обозначения группы людей, объединённой общей культурой (нация в этническом смысле), а с другой – для обозначения политической единицы – государства (нация в политическом смысле, правда, это не само государство, а все граждане государства). Коннор предложил использовать термин «нация» только в первом, этническом смысле. То есть для обозначения этнических групп. Причём по Коннору ни язык, ни религия, ни культура, не могут служить объективными признаками для выделения нации. А таким признаком является коллективное представление группы людей об общем происхождении от общих предков. То есть нация как большая семья. Такое представление является мифом, но обращение к такому мифу является необходимым для каждой нации. Коннор указал, что построение современного государства или Nation-Building сопровождается в подавляющем большинстве случаев разрушением этнических групп и этнических различий, то есть National-Destroying.

Встречается точка зрения, что последующие теоретические системы являются развитием идей Коннора. По крайней мере что сторонники конструктивизма развивали идею Коннора, что нация строится на мифе, причём не только об общих предках. Я не могу не подтверждить не опровергнуть эту точку зрения, просто укажу на её наличие. Современные теории нации делятся на конструктивистские и примордиалистские. Главная линия раздела, как я понимаю, проходит по вопросу как понимается предшественик нации? Из чего она возникает? С точки зрения конструктивизма нации возникают в Новое время и являют собой абсолютно новую сущность, а то из чего они возникают – есть просто строительный материал. И в этом строительном материале никак не заложено появление наций. С точки зрения премордиализма в чистом виде нация-этнос – это единый организм, который развивается и видоизменяется с древних времён и до наших дней. Формы меняются, а сущность остаётся. На Западе примордиалистов в чистом виде среди учёных нет (а в России, кстати, почти только такие и есть), но есть неопримордиалисты, которые, конечно, метафору единого развивающегося организма не примут. Конечно, они согласятся что нации родились в Новое время. Но всё-таки «пуповиной» они связаны с предшествующим этническим сообществом и механизмы, объединяющие современную нацию и досовременный этнос в каких-то элементах совпадают. Метафору пуповины использовали в своей полемике главный представитель неопримордиализма Энтони Смит и один из главных представителей конструктивизма Эрнест Геллнер (нашел о пуповине здесь http://www.iskhakov.narod.ru/diss.html).

Даю несколько переведённых мной отрывков из Энтони Смита.

Anthony D. Smith. Myth and Memories of the Nation, Oxford. 1999.

Нацией называется группа людей (человеческая популяция) разделяющая историческую территорию, общие мифы и исторические воспоминания, массовую, публичную культуру, общую экономику и общие права и обязанности для всех членов, определяемые законом. Здесь принципиально важны последние слова, то есть для Смита нация имеет своё собственное государство и никак иначе нация для него существовать не может.

Большинство наций и национализмов возникло в Новое время под воздействием французской и американской революций. Но есть несколько наций, которые предшествовали Новому времени и существует несколько широко распространённых этнических элементов, которые повторяются во всей записанной истории: миф об происхождении этноса, вера в этническую избранность, развитие этнического стержня, территориализация памяти, местная (народная) мобилизация общины (сообщества). Все это означает, что современные нации могут иметь досовременных предшественников и могут формироваться вокруг повторяющихся этнических элементов.

Этнические сообщества или этносы (почему-то используется фр. ethnies) – это человеческие популяции, различаемые как своими членами, так и находящимися вне их, как обладающие следующими атрибутами:

  1. идентификационное имя или эмблема.
  2. миф об общем происхождении.
  3. сформированные исторические воспоминания и традиции.
  4. один или более элементов общей культуры.
  5. указание на историческую территорию или родину.
  6. средства солидарности, по крайней мере среди элиты.

Существуют более или менее сильные связи между современными нациями и раннее существующими (и часто досовременными) этносами.

Главными столпами конструктивизма считаются Бенедикт Андерсон и Эрнест Геллнер. Главные книги их обоих вышли в 1983 году. При этом книга Геллнера «Нации и национализм» http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Polit/gelln/index.php вышла на русском уже в 1991, а книга Андерсона «Воображаемые сообщества» только в 2001 http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/anders/intro.php (А Смит вообще не переведён). Я вот нигде не видел сравнительного анализа систем этих двух классиков. Встречал я мнение, что Геллнер в большей степени конструктивист, чем Андерсон. По крайней мере в своей книге Андерсон упоминает раннюю работу Геллнера и пишет, что у того «изобретение» фактически приравнено к «фабрикации», «фальшивому», что получается, в отличии от наций, как фальшивых сообществ должны существовать и «подлинные» . Возможно поверхностная разница между ними в том, что Геллнер со своим тезисом, что «не нации порождают национализм, а национализм порождает нации» представлялся сам себе как Коперник в теоретической «нациелогии». А Андерсон видел себя как учёного, всего только исследующего механизмы возникновения нации.

Я представляю разницу между ними следующим образом. Для них обоих необходимым условием возникновение современной нации является капитализм и модернизация. Но Андерсон обращает свой взор в большей степени на страны Западной Европы, которые уже имели свои собственные государства (или несколько государств, как в Германии) к началу модернизации. И соответственно западноевропейские нации создавались при активной вовлечённости (по крайней мере без сопротивления) государства. Когда Андерсон называл нацию «воображаемым сообществом», он имел в виду что нацию составляют люди объединённые не реально, как в семье или соседской общине, а своим воображением, то есть своими представлениями о принадлежности к единой нации. Едва ли не главной причиной появления таких представлений является 1)деятельность государства по унификации школьного образования и переводу его на единый язык, и 2)появление общенациональных газет и другой печатной продукции, которые опять же задают языковую норму для всех частей государства (уже существующего или будущего).

Эрнест Геллнер, как чех по своим корням, обращал свой взгляд и делал самые яркие обобщения на материале не Западной, а Восточной Европы, где современные нации формировались не благодаря, а вопреки существующему государству. В своей книге он исспользует схему с вымышленным народом руританцами, за которыми легко угадываются чехи и империей Мегаломанией, за которой легко угадывается Австро-Венгрия. Руританцы жили сельскими общинами говорили на разных диалектах своего языка, а ими управляла знать, говорящая на языке другой группы. Если руританец выбивался в люди, то он переходил на мегаломанский язык и сливался с мегаломанской знатью. Никакой дискриминации по поводу своего происхождения он не подвергался. Из вожака крестьянского восстания впоследствии сделали героя-мученика Руритании, правда забыли, что сами руританские крестьяне создавали отряды самообороны в деревнях против «разбойника», сами руританцы его поймали и осудивший его судья был руританцем по происхождению. Когда началась индустриализация и крестьяне потянулись в города Мегаломании, там-то они и почувствовали свою общность, почувствовали, что по причине незнания языка они стоят ниже чем городские, владеющие мегаломанским работники. Когда вышедшие из руританцев интеллигенты-националисты начали вести пропаганду «национального возрождения», говорить, что это же наша земля, что руританцы на своей земле не хозяева, а в независимой Руритании они станут хозяевами, то их слова упали на благодатную почву. И национальное движение в конце концов добилось независимости. Для концепции Геллнера характерно противопоставление низкой (крестьянской, устной) и высокой (письменной) культуры. И национализм создаёт практически на голом месте из отдельных элементов низкой культуры новую высокую культуру, которую противопоставляет имперской высокой культуре (типа национальная опера, национальный балет, примеры мои).

Из самых современных имён конструктивистов необходимо отметить Хоми Бхабху, индийского парса по происхождению, и его книгу «Нация и нарация». Его важная мысль состоит в том, что «каждое поколение имеет собственную интерпретацию национальной идентичности в свете своего собственного прочтения этнического прошлого». То есть Бхабху можно назвать конструктивистом в квадрате, так как для него нация конструируется не однажды, а постоянно вплоть до сегодняшнего дня.

В заключении хочу отметить, что в российской и постсоветской науке, образовании и публицистике господствует примордиалистский подход к нации, причём в своих крайних формах. Что для запада вообще наукой не является. В основном современные учебники опираются на определение нации Сталиным. Имеющее много поклонников учение Льва Гумилёва – примордиализм в квадрате. Самый изветстный конструктивист в России – директор Института Этнологии и Антропологии АН Валерий Тишков. В своей статье в «Вопросах философии» http://old.iea.ras.ru/Russian/personnel/Tishkov/forget.html#30 он, в частности критикует написанные с примордиалистских позиций учебники социологии. Валерий Тишков, надо отметить, вполне «политически выверено» посвящает толстую книгу «Общество в вооружённом конфликте» конструктивистской критике (мифам) чеченского национализма, но хоть бы статью посвятил мифам русского национализма или российского государственного патриотизма!

Tags: Национализм
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment